САМОПРИНЯТИЕ И САМОПРОГНОЗИРОВАНИЕ КАК МЕХАНИЗМЫ

Аватар

Психология

Рефлексия как психологический механизм личностного развития и условие самопознания и самопринятия личности

Как повысить уровень самопринятия?

Иногда меня спрашивают, как повысить уровень самопринятия.

Признаюсь честно, для меня самой феномен «самонепринятия» как-то не очень понятен. Ну то есть — «А что, можно не принимать себя. Ну, в смысле, как можно не принимать тот факт, что у меня 2 ноги, 2 руки, свои эмоции и настроения, если это просто есть?». Ну то есть вопрос, как повысить самооценку и любовь к себе, мне понятен, ведь можно признавать факт того, что я каким-то являюсь, но при этом просто себе не нравиться. И тут всё легко. Надо сначала выявить все свои роли и субличности, разобраться, какие ценности и качества важны для каждой из них, проверить, нет ли конфликтующих между собой, действительно ли мы сами хотим такими быть, или это наши невротические интроекты, и так ли уж правы голоса в нашей голове, которые обзывают нас никчёмными. Далее провести по шагам технику работы с я-концепцией, и если вдруг по итогам нам действительно не хватает какого-то важного качества, то поставить себе сенсорную цель по его развитию. (Конечно, описать быстрее и легче, чем сделать, и, конечно, в реальности могут быть дополнительные нюансы).

Однако… В том то и дело, что всё описанное выше не относится к самопринятию… И тут до меня дошло, что самонепринятие — это не про то, нравимся мы себе или нет, это про то, что мы не готовы даже увидеть и признать, какими мы на самом деле являемся, чтобы потом принять решение оставить, как есть, или что-то с этим сделать.

А увидеть всегда мешает только одно чувство — вина. Не просто нелюбовь к себе, а огромная нескончаемая вина за то, что мы вообще существуем и ещё имеем наглость быть какими-то не такими, как от нас ожидают.

И это — уже совсем другая история, вовсе не про самооценку или любовь к себе…

Вопрос, который я задала бы в этом случае — а перед кем же и за что вы, чёрт побери, испытываете вину за себя и своё существование? Может, вы виноваты в том, что, опять же, у вас две руки? А может, в том, что вы женщина или мужчина.

К сожалению, вопрос риторический, такая вина берёт корни в детстве и часто передаётся в роду по наследству от поколения к поколению.

Терапия в данном случае была бы направлена на проработку личностных границ, связанных с виной и ответственностью, и на развитие ассертивных убеждений.

Ну и, конечно же, терапевтическая регрессия… Куда ж без неё, если речь о причинах, которые могут брать начало в глубоком детстве или даже в роду и историях предков.

Отвечая на вопрос, что же в этом случае можно делать самому, к сожалению, нет рекоммендаций, кроме как набраться смелости и прийти на индивидуальную терапию.

Я на самом деле очень люблю, когда люди задают мне свои вопросы, и с удовольствием на них отвечаю в своих статьях и в приватной переписке. Ваши вопросы и кейсы помогают мне освещать действительно актуальные для вас темы, которые мне самой, возможно, не пришли бы в голову. Тем не менее, часто я сталкиваюсь с абсурдной ситуацией, которая похожа на диалог стоматолога и пациента:

— Доктор, а почему портятся зубы?

— Зубы могут портиться из-за плохой наследственности, из-за неправильного питания, из-за сладкого…

— Доктор, а что нужно делать, чтобы зубы были здоровыми?

— Нужно их чистить каждый день, соблюдать гигиену полости рта…

— Доктор, а что нужно делать, если уже болит зуб?

— Нужно прийти ко мне на приём, я его вылечу, поставлю пломбу, покрою защитным лаком…

— Доктор, а могу я вылечить больной зуб соблюдением гигиены полости рта.

И вот с некоторыми вопросами, причины которых лежат глубоко в бессознательном, а иногда и вовсе в истории рода, к сожалению, история как со стоматологом, и это за пределами возможностей клиента найти выход самостоятельно.

Учитесь принимать себя.

Самопринятие

тесно связано с личностной идентичностью, включает признание в себе отрицательного и положительного, сильного и слабого и выражает меру близости к себе на основе самотождественности. Самопринятие возникает на основе знаний о себе, детального анализа своих сильных и слабых качеств, их оценки и позитивного эмоционального отношения даже к тем свойствам, которые человек относит к слабым качествам. В случае непринятия себя или принятия частично возникает стремление бороться с собой, перестраивать себя, что далеко не всем удается. Истинное самопринятие не означает борьбу с собой, но оно и не означает, что человек не ставит целей быть другим. Истинное самопринятие — это основа для саморазвитияи самосовершенствования.

На основе чувства идентичности и самопринятия возникает самоуважение,

в котором выражается степень симпатии личности к себе.
Самоуважение — это целостное положительноеотношение к себе
как к ценности, в нем интегрируются многочисленные самооценки. Понятно, что в каких-то сферах человек оценивает себя высоко, в каких-то не очень, однако в целом он

себя принимает, позитивно к себе относится, гордится собой и своими достижениями.

Американским психологом У.Джемсом в свое время была выведена

оригинальная формула, которая связывает притязания личности и те успехи, которых она добивается. Эта формула имеет следующий вид:

Успех

Самоуважение=Притязания

Чем выше успех и ниже притязания, тем выше самоуважение, и наоборот, чем выше притязания и ниже успех, тем меньше человек будет себя уважать.

При реалистических притязаниях, высоком самоуважении и самопринятии, при упорном труде многие проблемы могут разрешиться. По большому счету такое убеждение и дает возможность человеку жить, преодолевать препятствия, добиваться результатов.

Наконец, благоприятное сочетание идентичности, самопринятия, самоуважения рождают чувство собственной компетентности,

которое обусловлено знанием себя, своих возможностей, верой в осмысленность и ценность собственной жизни, уверенностью в том, что человек способен самостоятельно строить свою жизнь, определять свои выборы и свою судьбу

(а она есть у каждого). Как видим, результаты самопознания довольно обширны и многосторонни и представляют собой сплав знаний и эмоционально-ценностного отношения к себе: чувств идентичности, самопринятия, самоуважения, личностной компетентности.

Развитие самопринятия и самоценности

Предлагаю вашему вниманию упражнения, направленные на развитие самопринятия и самопонимания, а значит, и обретение внутренней гармонии и согласия с собой.

Коротко о некоторых блоках и заблуждениях, которые могут возникать при выполнении упражнений:

если я буду принимать свои недостатки, значит, тем самым буду поощрять их и становиться хуже. Похвала и поощрение (стимулы) – не одно и то же, что принятие. Принятие – это согласие с реальностью, в которой вы являетесь тем, кто есть, не больше и не меньше. Когда мы что-то отвергаем в себе или других, по сути, мы заявляем реальности: «Ты не нравишься мне такой, как я вижу тебя, а значит, должна быть другой». Т.е. ведем себя как дети…

Кроме того, стоит помнить об относительности любых достоинств и недостатков. И нужно помнить, что порой важнее не избавляться от «вредных» черт, а научиться их более целесообразно применять и уравновешивать другими качествами.

я не люблю себя, и этого ничто не изменит. Любая вещь в природе меняется. Так же как и человек. Душа, тело, ум находятся в непрерывном процессе. Развивающийся человек меняет и отношение к себе в той или иной степени практически постоянно. Отрицание изменений скорее сообщает о нежелании их замечать.

если я себя люблю, то мне всё в себе должно нравится. Не должно. Иначе тоже было бы пора на выставку застывших картин. Определенная доля сомнений в себе, недовольства собой является необходимым стимулом для движения и развития человека. Означает ли это, что абсолютного принятия не существует? Я предполагаю, что оно есть. Только, например, у таких личностей, как Будда… Для большинства людей есть лишь приближение к самопринятию и самопониманию. Стоит помнить, что между «не нравится в себе» и «никогда не приму себя таким» есть разница. И эта разницу можно определить по степени дискомфорта: легкая и средняя степень дискомфорта может стимулировать, тяжелый дискомфорт и самоотвержение парализует.

у меня должно всё получиться быстро или это не работает. Не должно. Изменение отношения к себе затрагивает многие стороны поведения и отношений в реальности, само восприятие реальности. Поэтому процесс не может быть быстрым, иначе наступит полный сумбур. Мудрая психика поэтапно сверяет привычные старые модели с новыми и допускает изменения согласно готовности личности в целом. Это относится также и к привычному восприятию сопротивления как к чему-то, с чем нужно исключительно бороться. Не всегда. Сопротивление во многих случаях позволяет сохранять человеку комфортный для него ритм изменений.

Упражнение 1. Удобно начинать с самого простого. Возьмите лист бумаги и напишите не менее 10 предложений, каждое начинается словами «Я прощаю себя за…». Перечисляйте всё, что вас огорчает в себе, за что вы злитесь на себя. Какие бы ни были вами совершены ошибки, помните, вы заслуживаете того, чтобы принять себя вместе с ними.

Через неделю вместо местоимения «Я» пишите тех людей, которые вас раздражают, бесят, обижают, притесняют. Это важно, т.к в другим мы реагируем на то, что осуждаем и отвергаем в себе («нельзя быть таким-то…»)

Затем пишите не менее 10 предложений, начинающихся со слов: «Мне нравится в себе…». Аналогично, в неприятных вам людях ищите достоинства. Помимо развития объективности восприятия происходящего, вы таким образом, и в себе будете легче находить позитивные вещи. Не обязательно здесь писать какие-либо грандиозные достоинства. Обращайте внимание на любые мелочи.

Это упражнение рекомендуется выполнять ежедневно в течение 1-2 месяцев.

(Комментарий. Есть разногласия по поводу «прощать или не прощать». Я согласна в том, что в прощении порой есть некая снисходительность. Так что обучение прощению – это лишь этап движения к самопринятия себя, а заодно и других. Когда этот этап будет пройден, перед вами будут другие задачи. И в данном контексте прощения не идет речи о «второй щеке»… На мой взгляд, это не разумно. Прощение человека не означает необходимости терпеть его дурное обращение)

Упражнение 2. «Похвала себе». Каждый день, для кого-то самое удобное время – перед сном, хвалите себя за что-либо. За переведенную через дорогу старушку, за удачно провернутую сделку, за проявленную выдержку и т.д. Бывают отговорки – мне не за что похвалить себя, — которые вроде бы смахивают на некую ложную скромность. По мне – так это больше признак лени ума, отсутствие привычки думать и искать нужное. Тренируйтесь.

Упражнение 3. Перекликается с предыдущими. Только хорошее уже ищется во вне. В каждом человеке, с которым взаимодействовали в течение дня, старайтесь найти 1-2 положительные черты. В течение текущего дня учитесь обращать внимание на положительные моменты, начиная от приятного свежего ветерка и заканчивая отсутствием пробок на дорогах. Учитесь замечать и ценить то, что вас окружает. Обязанность человека замечать в текущем дне в несколько раз больше позитивных, чем негативных вещей. При депрессии не менее 15 позитивных моментов в день. Упражнение также ежедневное. Его называют «психологической диетой»

Если у вас еще не появилось ощущение, что развитие самопринятия является долгой и упорной работой, то зря. Это работа. И порой достаточно трудная. Гармония и согласие с собой – это ценность. Ценности взращиваются и зарабатываются своим собственным трудом.

Упражнение 4. Работа со своей тенью. В ходе выполнения первого упражнения вы уже наверняка заметили те качества и поступки, которые вам сложнее всего принять в себе или других. К тени относятся и те вещи, о которых мы говорим: «Я так никогда не поступлю…» «Я не такой…». Когда вы слышите или произносите эти фразы, обратите внимание на нажим, с которым они произносятся, сколько за ними скрытой энергии. Это энергия отвержения. А отвергаем мы… Да, именно её… Свою тень.

Запишите списком всё, что вы не принимаете в себе и в других. Попробуйте объединить это в некий целостный образ. Зарисуйте его. Придумайте и расскажите рассказ от имени этого образа (что нравится – не нравится в жизни, в людях; о чем мечтается; чего не хватает; чего опасается; какие привычки и черты). Подумайте, насколько комфортно ощущает себя на бумаге образ Тени… Дорисуйте нечто, чтобы ей стало хорошо (может быть, ей нужен зеленый луг, цветочки… или мотоцикл… или огромный торт…). Скажите ей добрые и теплые слова, пожелайте ей чего-либо хорошее.

Продолжить работу с «теневой стороной» поможет и следующее упражнение.

Упражнение 5. Хорошо – это плохо, плохо – это хорошо… Я уже упоминала ранее это упражнение. Оно полезно почти всегда. Повышает объективность восприятия, учит безоценочности восприятия.

Из вашего списка того, какие поступки и качества — свои или чужие — вам не нравятся, выделите наиболее значимые. Начните работать с менее значимых, постепенно переходя к более. На каждое качество или поступок можно выделять от 3 до 7 дней примерно (ориентируйтесь также по ощущениям).

Приведите 3 аргумента в пользу того, что это качество или поступок действительно нечто плохое. Приведите 3 аргумента, когда это качество или поступок полезен и позитивен. Продолжите размышлять, как может формироваться это качество в человеке, в связи с какими обстоятельствами. Для чего помогает отдельно взятому человеку. В каких ситуациях оно выгодно, а когда нет. Когда не выгодно, чем можно заменить другим, каким другим качеством или поведением. Если вы нашли это качество в себе – понаблюдайте за другими, как и для чего проявляется похожее. Если нашли в других, когда вы похоже себя ведете.

То же самое, стоит делать с происходящими с вами событиями. Приведите 3 довода в пользу их «хорошести». Приведите 3 довода в пользу их «плохости».

Обращаю внимание, что эти упражнения полезны самостоятельной работы для повышения уверенности, принятия себя. Однако в условиях переживания кризиса, острых состояний, последствий психологических травм эти упражнения скорее могут быть дополнением к работе со специалистом, но не заменяют лечения как такового.

Текст книги «Разобраться в себе. Как справиться с духовными проблемами»

Дмитрий Семеник Разобраться в себе. Психологические проблемы как препятствия на пути духовной жизни и их преодоление

От автора

О том, что многие люди, входя в Церковь, остаются далеки от душевного мира и любви из-за своих психологических проблем, я впервые услышал семь лет назад от одного православного психолога. Это высказывание вызвало у меня, мягко выражаясь, огромное недоверие. Будучи неутомимым читателем и горячим ценителем святых отцов Православной Церкви, я не мог себе представить, что какая бы то ни было душевная проблема человека не может быть легко преодолена силой того гармоничного и целостного учения о законах жизни человеческой души, которое сотворено Святым Духом через отцов нашей Церкви.
Сейчас, спустя семь лет, мое отношение к этому вопросу изменилось. Я по-прежнему остаюсь горячим ценителем святых отцов, а психологию считаю выросшим на песке огромным букетом самых разных теорий, очень многие из которых (возможно – большинство) являются ложными. Многие течения в психологии можно назвать лженаукой уже потому, что хотя психология и содержит в своем названии слово «душа» (психе), ничего не знают о Боге, о божественности души, а стало быть, и о душе вообще, подменяя понятие о ней неким «Я», сущность которого непонятна самим психологам. И тем не менее, практика помогла выявить в психологии некоторые опытные наработки, которые позволяют глубже понять суть и причины некоторых душевных проблем человека и более успешно их разрешить. Эти наработки действительно могут сделать движение многих людей по пути духовной жизни более быстрым, благодаря более трезвому осознанию человеком причин своего душевного состояния.

Что произошло за эти семь лет, которые изменили мои представления о психологии? Произошла огромная работа, которая началась семь лет назад и до сих пор ведется в группе сайтов «Пережить. ру». В эту группу входят восемь сайтов, большинство из которых являются антикризисными, то есть помогают людям в определенной критической ситуации. Так, сайт www.perejit.ru помогает в ситуации расставания или развода, www.pobedish.ru – в ситуации уныния, мыслей о самоубийстве, www.vetkaivi.ru – в ситуации насилия, www.memoriam.ru – в случае смерти близкого человека, www.boleem.com – помогает преодолеть душевный кризис, который часто переживают люди, узнавшие о своем тяжелом, смертельном диагнозе. Не кризисный, но крайне важный сайт о любви и семейной жизни – www.realove.ru), информация по всем этим темам в более удобной форме дается в Заочной школе Любви (shkola.realove.ru).

В основе этой большой работы – православие, то есть Священное Писание и труды святых отцов. Но для того, чтобы помочь не столько верующим людям (нормальный церковный человек должен сам справляться с любыми кризисами), сколько далеким от Церкви, мы стараемся говорить языком, доступным максимально большому числу людей. И одним из таких языков является язык психологии.

В ходе этой работы мы взяли сотни интервью у лучших православных психологов Москвы. И не только у православных: не могу не упомянуть замечательного светского психолога Александра Эдуардовича Колмановского (сына знаменитого советского композитора-песенника Эдуарда Колмановского), интервью которого на наших сайтах приносят людям огромную пользу. Однако наша работа в проекте «Пережить. ру» не заключается в одностороннем «вещании» прописных истин. Сотни тысяч людей прошли детальное анкетирование на наших сайтах, оставили отзывы на наши материалы или получили отклики как наших психологов, так и добровольцев на свои истории. Благодаря такой мощной обратной связи наш интернет-проект стал живой лабораторией, где, во-первых, происходит синтез пока только формирующейся науки, которую называют православной психологией, а во-вторых, происходит поиск языка проповеди, просвещения, доступного современному человеку. В частности, в области профилактики суицида наш сайт www.pobedish.ru превзошел все, что смогло выработать российское и советское здравоохранение в течение ста предшествующих лет, и сейчас является крупнейшим в стране (по числу обратившихся и спасенных) учреждением профилактики суицида. Также мы знаем, что велико число сохраненных семей и число покаявшихся и воцерковившихся людей, прошедших через наши сайты.

На основе этой работы было подготовлено и вышло в православных и светских издательствах России, Белоруссии, Украины и Румынии более десяти книг. Все они рассчитаны, прежде всего, на нецерковную аудиторию – во-первых, ввиду доступности языка и аргументации, во-вторых, потому, что, на наш взгляд, нормальный церковный человек должен хорошо знать святых отцов и благодаря этому разрешать все кризисные ситуации быстро и успешно, а в некоторые из них – просто не попадать.

Но оказалось, что и церковные люди обращаются за помощью на наши сайты. Реже по вопросам переживания горя и суицидных мыслей – чаще в ситуациях разводов и насилия. Работа с этими людьми с позиций психологии и святоотеческих знаний дала нам интересный опыт. Кроме того, и сами мы – десятки добровольцев проекта, большинство из которых также пришло на «Пережить. ру» в момент своих личных кризисных ситуаций, – относимся к своей работе как к возможности борьбы с собственными пороками, и мы также на себе ощутили полезность некоторых открытий, которые мы извлекли из психологии.

Этот опыт объяснил и подтвердил для нас то утверждение, которому я не поверил когда-то, услышав его от психолога Ирины Карпенко.

Почему же эти полезные моменты, которые мы обнаружили в психологии, отсутствуют в учении святых отцов и учителей Церкви?

На этот счет у меня есть три предположения. Во-первых, роль учения святых отцов более фундаментальна. Священное Писание можно уподобить фундаменту здания, а труды святых отцов – железобетонному каркасу и крыше. То, что к этому может добавить психология – лишь некоторые дополнительные окошки, которые добавляют в помещения больше света.

Второе объяснение заключается в том, что все, кого мы называем святыми отцами, творили в те времена, когда была крепка семья, сильны традиции, особенно традиция почитания предков. Сейчас же очень явно сбывается пророчество об охладении любви, институт семьи распадается на глазах, в результате чего как раз и вырастают люди с теми психологическими проблемами, о которых мы будем говорить в нашей брошюре. Да, буквально все психологические проблемы, препятствующие духовной жизни, вызваны неполнотой или неполноценностью родительской семьи человека. А во времена, когда творили святые отцы, такие ситуации встречались несравненно реже.

Третий вариант объяснения заключается в том, что при той степени покаяния и устремления к Богу (горения), которое было у святых отцов, тем проблемам, о которых мы будем говорить, не оставалось места.

Мы далеко не первые, кто обнаружил влияние психологических проблем на духовную жизнь церковного человека. Нам встречались статьи и книги современных церковных авторов, в которых они указывают на это явление. Но все эти работы носили скорее обличающий характер, предъявляя претензии несчастным людям в том, что их духовная жизнь ущербна. Наша же работа носит более практический характер – мы не только укажем на проблему, но и поможем выявить ее у себя, и предложим пути ее разрешения.

Я надеюсь, что в будущем православные психологи разработают эту тему гораздо более детально и основательно. Но время идет, люди страдают, а такие книги не появляются. Поэтому я, не будучи профессиональным психологом, а будучи лишь популяризатором и практиком помощи, решил взять на себя смелость подготовить небольшую брошюру, которая хотя и не решит всех проблем, но все-таки поможет многим, как помогают эти знания гостям наших сайтов.

Данная брошюра адресована настоящим церковным людям. То есть людям, внимательным к своему духовному состоянию, регулярно исповедующимся и причащающимся, непрерывно ведущим духовную борьбу, понимающим правила духовной борьбы, и прежде всего – законы формирования помыслов, принципы преодоления помыслов и долгосрочную стратегию борьбы со страстями, а также взаимосвязи страстей. Если вам пока не хватает знаний в области духовной борьбы, обязательно читайте святых отцов, а также сайт ioann.ru.

Страсть осуждения, враждебность, фанатизм, неуживчивость

Страсть осуждения мы часто замечаем в других церковных людях. Это пресловутые бабушки, которые шипят на тех, кто ведет себя «не по правилам». Это различные церковные «активисты», которые яростно критикуют в блогах и форумах других церковных активистов и просто известных деятелей Церкви. Это так называемые фанатики, которые воплощают свою враждебность к человечеству в том, что находят себе много врагов среди атеистов или представителей других религий. Это вообще те люди, с которыми трудно, люди конфликтные, неуживчивые, колючие.

Если мы ведем активную духовную жизнь, то многие из нас обнаруживают эту страсть и в самих себе. Нам многое не нравится во многих людях. Нам не хватает этой самой уживчивости. И мы видим, что нам не хватает любви. Мы всячески укоряем себя за эту нехватку любви, но, несмотря на активную и правильную духовную жизнь, процесс борьбы с осуждением продвигается медленно, если вообще продвигается.

В науке борьбы со страстью осуждения, разработанной Церковью, есть такие моменты, которые известны не многим. Автор этой брошюры с детства тяжко страдал этой страстью, и, несмотря на знакомство с трудами практически всех наиболее известных в народе святых отцов, моя борьба с осуждением была практически безуспешной. Да, как учат святые отцы, я старался молиться за тех, кого осуждал, но молясь «Господи, помилуй его!», я ясно ощущал, как коварная страсть придает моей молитве совершенно нежелательный, нездоровый подтекст: «Господи, прости эту заблудшую!», «Господи, прости этого негодяя! Только посмотри, что творит!»

Как мы знаем, молитва должна быть направлена строго против той страсти, с которой мы боремся. Например, когда мы боремся с унынием, молитва «Слава Богу за все!» направлена именно против уныния и ропота, и поэтому действует безотказно. Но что касается осуждения, молитва «Господи, помилуй его!» в моем исполнении была практически бесполезной, потому что мне легко удавалось совместить ее с осуждением человека.

Так я мучился до тех пор, пока маститый священник, протоиерей Николай Кречетов, не подсказал мне, какую молитву мне нужно использовать против этой страсти: «Господи, благослови его!» И вот тут дело борьбы с осуждением двинулось с места, потому что эту молитву бесам оказалось невозможно совмещать с осуждением человека. Ведь здесь мы ничего не говорим о предполагаемой вине человека перед Богом, за которую его нужно прощать, а только призываем на человека Божие благословение, что широко принято делать за добрые дела, а не злые.

Часто рекомендуют против осуждения использовать молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, вразуми, спаси и сохрани раба Твоего (имярек) и его святыми молитвами помилуй и мя грешного!» Да, эта молитва также несовместима с осуждением. Но, к сожалению, среди окружающих нас людей не так много молитвенников.

И несмотря на успешный опыт борьбы с осуждением с помощью молитвы «Господи, благослови его!» и напоминания себе своих грехов, я считаю, что те знания из области психологии, которыми хочу поделиться, могут сделать эту борьбу еще более успешной, благодаря более глубокому пониманию того механизма, который участвует в формировании нашей страсти осуждения.

В психологии есть такое понятие как «принятие». Попросту говоря, это значит, что человек принимает что-то без негатива, не испытывая к этому дурных чувств. Наше неприятие других людей очень похоже на осуждение их. Мы по каким-то своим внутренним причинам не принимаем человека, а непринятие требует некоего обоснования, и нам оказывается легче объяснить свою злобу не нашими внутренними причинами, а чем-то дурным. То есть то, что мы видим в другом человеке, и что бесы охотно помогают нам увидеть. Поэтому преодоление неприятия во многих, а, может быть, и во всех случаях будет означать преодоление осуждения.

В понятиях психологии механизм недостаточного принятия людей можно описать в двух утверждениях.

Первое: наше неприятие других людей в основе своей обусловлено нашим неприятием себя.

Второе: наше неприятие себя обусловлено тем, что в детстве мы не получили достаточного принятия, достаточной любви от родителей.

Давайте рассмотрим эти положения более внимательно и оценим, как они могут быть использованы православным человеком для пользы своей души.

Недостаточное принятие других людей и его причина

Прежде всего, адресуясь к тем самым фанатикам, которые вместо того, чтобы враждовать с бесами, враждуют с людьми, подчеркнем: наше принятие других людей не означает одобрения нами их пороков. Сказано святыми отцами: «Грех ненавидь, грешника люби». Значит, принятие всех людей, даже самых грешных и даже ненавидящих Православную Церковь, никак не противоречит учению нашей Церкви.

Взаимосвязь между принятием нами себя и других людей нам очень легко увидеть в повседневной жизни. Когда человек, обычно недовольный собой, делает какое-то доброе дело и на какие-то минуты или часы кажется себе «хорошим», достойным жить, достойным добра, то и к другим людям в эти минуты или часы он относится лучше. Он их меньше осуждает, чаще замечает в них хорошее, более готов к общению, даже удивляется: вот повезло, какие хорошие люди сегодня встречаются. На самом деле, как и всегда, дело в нем самом: он немножко приблизился к нормальному, здоровому состоянию человека.

Понимая, что многие люди будут читать эту брошюру критически, ожидая от всего, связанного с психологией, подвоха, сделаем еще одно пояснение. Святая Церковь учит нас, что все крайности от бесов, а к Богу наиболее приближает нас умеренность, золотая середина. Так вот, считать себя отчасти хорошим, достойным жить, то есть принимать себя – это и есть та самая золотая середина. Это не значит – считать себя лучше других людей или безгрешным, вовсе нет. В данном случае две крайности – это считать себя хуже всех, недостойным жить, и считать себя лучше всех.

Всеми средствами духовной борьбы Церковь учит нас пользоваться разумно, рассудительно. Так, утверждение «Я хуже всех» святые отцы предлагают нам не как основную молитву, а как лекарство в случаях, когда мы превозносимся. А когда мы унываем, наоборот, нам следует вспоминать свои добрые дела и свои какие-никакие успехи в духовной жизни. То есть практика духовной борьбы направлена на возвращение к золотой середине (в том числе и в отношении к себе), от которой нас стараются удалить бесы.

Поэтому приведенная выше святоотеческая мудрость «Грех ненавидь, грешника люби» – это не только формула нашего здорового отношения к другим людям, но и нашего отношения к самим себе. Какие у нас есть основания делать себя исключением из этого правила? Ведь мы с вами церковные люди, а не люди телевизора, и в нашем с вами понимании «люби» не значит: «испытывай страсть к человеку, балуй, возвышай над другими людьми», а значит: «желай добра и спасения и жертвуй ради него своим эгоизмом, своими страстями».

Людям, читающим эту брошюру не ради исцеления, а по другим мотивам, поясним. Если вы никогда не испытывали неприятия к себе, вам, наверно, трудно представить, с какой силой человек может ненавидеть себя. Мне эта страсть знакома и по собственной духовной жизни, и по опыту работы с сотнями тысяч самоубийц на сайте www.pobedish.ru. Страсть ненависти к себе – это такая же гибельная, поощряемая бесами страсть, как и ненависть к другим людям. А возможно, даже хуже, потому что она ведет к самоубийству, а самоубийство в православии даже более тяжкий грех, чем убийство другого человека. И поэтому человеку, страдающему от этой страсти, крайне необходимо найти в православии не поводы ненавидеть себя (через неверно понятую фразу «Кто не возненавидит свою душу…» и др.), а поводы увидеть себя одним из людей. То есть одним из тех грешников, которых мы должны любить, ненавидя их грехи. Здоровая любовь к себе, любовь как пожелание добра и спасения, дает человеку силы бороться со страстями, начиная с уныния и кончая телесными страстями. Тогда как на почве ненависти к себе все страсти расцветают буйным цветом.

Неприятие себя удаляет человека от золотой середины сразу в обе стороны. У такого человека комплексы неполноценности часто порождают превозношение как попытку восполнить свою неполноту. Комплексы такого человека подпитываются тем, что, не принимая, осуждая людей, он испытывает большие трудности в общении (вплоть до социофобии), отсюда неудачи в дружбе, любви и карьере. А чувство превосходства над другими людьми может подпитываться каким-то талантом, который человек у себя обнаружил, но часто даже этого не нужно – сами комплексы подпитывают возношение. Если есть талант, этому таланту человек придает чрезмерно большое значение; в глубине души, конечно, сознавая, что в главном – в любви – он обделен и глубоко несчастен. Он несчастен и от того, что чувствует уязвимость своего превозношения.

Все это мы говорим для того, чтобы доказать, что правильно понятое принятие себя – безусловное добро и вполне согласуется с учением Церкви.

Недостаточное принятие себя и его причина

Причина недостаточного принятия человеком себя заключается в том, что он не получил в детстве безусловного принятия от родителей.

По утверждению психологов, в самом раннем детстве весь мир ребенка состоит из его мамы. Позднее он уже ощущает себя как самостоятельную личность, и все-таки родители для него – важнее, чем весь окружающий мир. Поэтому отсутствие у родителей полного принятия своего ребенка формирует у него неполное принятие себя.

Что такое неполное принятие родителями ребенка? В самом простом случае – это когда родители не умеют отделять ребенка от его ошибок и за проступки лишают его своей любви. То есть, как мы видим, происходит нарушение того самого принципа «Грех ненавидь, грешника люби» по отношению к своим детям.

Но на самом деле спектр синонимов этого неполного принятия гораздо шире. Когда в семье отсутствует родной отец или родная мать, даже если оставшийся в наличии родитель имеет здоровую, принимающую любовь к своему ребенку, отсутствие одного из родителей оставляет у ребенка рану неприятия. Возможно, ребенок воспринимает уход (в том числе из жизни) одного родителя как свою вину (он не принял меня и поэтому ушел), возможно, механизм иной, это не так важно. Важен результат.

Бывают и еще более тонкие случаи. Оба родителя физически на месте, но поведение ребенка вдруг резко ухудшается. Он перестает слушаться или начинает лгать, прогуливает школу. В чем причина? Вдруг выясняется, что причина в том, что папа начал изменять маме. При этом ни мама, ни ребенок ничего не знали. Но, видимо, грехом отца была нарушена тонкая материя любви в семье, и это отразилось на ребенке.

Поэтому можно сказать, что ребенок вырастает принимающим себя, если у него есть и папа, и мама в семье, причем они любят друг друга и имеют здоровую, принимающую любовь к ребенку. Чем дальше отклонение от этого идеала – тем меньше степень принятия ребенком себя. И это неприятие человек выносит во взрослую жизнь, сталкиваясь потом с огромными трудностями и в личной жизни, и в работе, и в духовной жизни (если он ее ведет) и, как правило, не понимая причин проблемы.

Разрешение проблемы непринятия

По вполне понятному на логическом уровне принципу «чем ушибся, тем и лечись», психологи видят разрешение проблемы непринятия себя в улучшении отношений с родителями. Мы здесь рассмотрим ситуацию, когда родители живы.

Известно, что в церковном учении заповедь о почитании родителей не просто приводится как заповедь, но сопряжена с обетованием долголетия и других благ. Поэтому, помимо приведенных ниже психологических методов улучшения своих отношений с родителями, нужно делать то, чему учит нас Церковь: прежде всего много молиться о них, а также выражать к ним свое почтение. То есть заботиться о них, стараться не огорчать, слушать их советы. И даже когда мы должны в чем-то отказать родителям, ввиду разрушительности их требований, мы не должны при этом злиться, сознавая безмерность своего долга перед ними и их слабость, и должны делать это в такой форме, чтобы наш отказ не был воспринят ими как нелюбовь. То есть наша любовь к родителям также должна быть принимающей.

Но вернемся к тому, что предлагает психология.

Первое. Прежде всего необходимо понять причину того, почему родители обделили нас тем, что так важно для нашего благополучия. Зачастую у нас очень большие счеты к нашим родителями и нам крайне трудно оправдать и простить их.

Так вот, ответ на этот вопрос, которого нам стоит придерживаться, такой: не потому, что они плохие, а потому что им плохо.

Наши родители не сами себя родили, они тоже вынесли свои проблемы из родительской семьи. Да, мама – тиран, но не потому, что сильно любит нас, а потому, что испытывает страх. Но этот страх – ее страдание, которое наказывает ее в течение всей жизни больше, чем любые наши грубые слова, которые мы в сердцах можем произнести в ее адрес. Да, папа ушел из семьи не потому, что любвеобилен, а по какой-то своей слабости, потому что не сумел стать счастливым в своей семье. А если папа алкоголик, то и не нужно долго думать, чтобы понять, что он несчастен.

Увидеть в человеке не злонамеренность, а слабость, не врага, а страдающего друга, отделить грех от человека (а каждый грех, как мы знаем, уже несет в себе наказание) – это как раз то отношение, которого нам, болеющим страстью осуждения, так не хватает при общении с людьми. И если мы не победим эту страсть в отношении к своим родителям, то как же мы сможем победить ее в отношении к другим людям?

Второе. Из стороны зависимой и страдающей нам необходимо стать в отношениях с родителями стороной активной и дарящей. Психологи называют это «усыновить родителей».

Действительно, не умеющие любить родители – это люди, болеющие страстями. А человек, болеющий страстями, похож на ребенка. Капризного ребенка, который постоянно требует того, что ему вредно, и расстраивается и куролесит, если не получает требуемого. Поэтому позиция родителя по отношению к такому человеку – самая разумная позиция.

Как достойный родитель относится к своему ребёнку? Терпеливо, ответственно, с той самой принимающей любовью. Вот чего мы должны теперь требовать от себя. Мы должны снять с себя памперс требования к родителям и пассивного ожидания, что они должны сделать все как надо, а если не сделают, вся ответственность на них: я описался – ты виноват. Теперь мы взрослые люди и, если мы хотим двигаться к духовному совершенству, к любви и, не побоюсь этого слова, счастью в личной жизни, центр ответственности в этих отношениях мы должны сместить с родителей на себя.

Конечно, правила игры остаются прежними: родители – главные, мы их дети. Но, как мы знаем, сила и правда на стороне того, кто более добр и терпелив. Поэтому, видя страдания наших родителей, «мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать»

Совершенно ни к чему ждать для этого момента, когда мы будем в расцвете сил и материального благополучия, а родители будут стары, больны и материально зависимы от нас. Во-первых, этого момента можно не дождаться: родители могут уйти из жизни раньше, во-вторых, проходит наша жизнь, и проходит совсем не с тем качеством, которого бы нам хотелось. Если мы в Церкви, значит, мы уже сильные, потому что с нами Бог, и значит, мы должны стараться любить, а не требовать любви.

Это принцип. Как его выразить в конкретных поступках, зависит от той конкретной ситуации, которая у вас сложилась с родителями. Постарайтесь вести себя с ними так, как бы вы хотели, чтобы они вели себя с вами. Вам не хватает их внимания и понимания? Старайтесь выслушивать их и интересоваться тем, чем они живут. Они обращаются с вами сухо и жестко? А вы учитесь потихоньку, помаленьку обращаться с ними ласково. Они ведут себя деспотично? А вы не ограничивайте их свободы.

Третье. В ходе этой работы отношение родителей к нам изменится. Пусть не через месяц-два, а через год-три, но изменится. И все-таки целью нашей работы должно быть не это, а изменение нашего собственного отношения к родителям. Будем искать своей любви к родителям, а не их любви к нам. Это первично. Остальное приложится.

Поскольку тема эта исключительно важна, давайте еще раз проговорим эту методику, словами психолога Александра Колмановского, одного из ее разработчиков, из интервью, которое он дал нашему сайту www.pobedish.ru: «Логика такая: неуверенность в себе, боязнь ответственности, боязнь, что меня уличат, что меня будут ругать, что меня высмеют – она тянется у нас с детства, как и любая опаска. Жизненный опыт, который в детстве сформировал у нас эту опаску, оказывается прискорбнейшим недоразумением. Когда родители ребенка ругали, ребенок, естественно, считал, что так устроены отношения, так устроена жизнь. Если я опоздал, если я что-то разбил, наврал, получил двойку – конечно же, меня будут ругать. Как же может быть иначе?

Может! Это легко понять, представив себе, что если бы наши родители в тот же момент – при том же нашем проступке, при той же двойке, при той же разбитой чашке, – просто были бы в гораздо лучшем настроении, они, очевидно, реагировали бы на тот же эпизод гораздо более добродушно, терпимо.

И дальше – как сказали бы математики – устреми эту мысль к пределу, и ты получишь такую картину: если бы родители были в совсем хорошем состоянии – они реагировали бы на это максимально понимающе.

Значит, оказывается, весь родительский негатив, вся родительская назидательность, критичность, от которой мы в детстве страдали, были проявлением только их состояния, а не нашей вины, не их отношения к нам, не того, как вообще устроены отношения между людьми.

Вот если это по-настоящему взять в голову, если это по-настоящему понять про своих родителей, что оказывается – это им было плохо, а не они плохие, и не мы плохие, – тогда самопринятие мощно повышается. Родительский негатив перестает нашей психикой приниматься на свой собственный счет.

По-настоящему понять это про своих родителей – значит практиковать это понимание деятельно, а не только мысленно. Нужно вести себя по отношению к ним так же, как мы ведем себя по отношению к людям, чей дискомфорт для нас очевиден, которым очень выраженно плохо, у которых это «на лице написано». А как мы ведем себя по отношению к таким людям? Мы начинаем их поддерживать, утешать, опекать, участвовать в их обстоятельствах. Вот весь этот комплекс мер надо направить на родителей. В психологии это называется «усыновить родителей». Если этим заниматься – довольно долго, тут не надо строить иллюзий – самопринятие сильно повышается».

Наше отношение к себе непосредственно связано с нашим отношением к другим людям. Поэтому принятие себя, принятие своих родителей, принятие других людей идут рука об руку. И с улучшением самопринятия, мы перестаем осуждать других людей, нам становится гораздо легче любить их.

Самоотношение в связи с защитно-совладающим поведением в юношеском возрасте

 Изучалось самоотношение в связи с зщитно-совладающим поведением в юношеском возрасте. Нами было выдвинуто предположение, что существует взаимосвязь между самоотношением и защитно-совладающим поведением юношей и девушек. В исследовании приняли участие 73 респондента: 55 девушек, 18 юношей. Измерялись самотношение (методика В. В. Столина, С. Р. Пантилеева,, методика Дембо-Рубинштейн), механизмы психологической защиты (Опросник Плутчика Келлермана Конте Life Style Index,LSI) и копинг-стратегии (методика «Копинг-стратегии» Р. Лазаруса (КПСС). Обработка производилась с помощью методов описательной статистики, дисперсионного анализа (F- критерия Фишера) и корреляционного анализа (коэффициент r-Спирмена). Результаты:

Юноши и девушки с высоким уровнем самоотношения в большей степени склонны использовать примитивный механизм «отрицание» и конструктивную копинг-стратегию «положительная переоценка». В свою очередь, юноши и девушки с низким уровнем самоотношения статистически значимо чаще используют замещение, регрессию, стратегии «принятие ответственности» и «бегство-избегание».

Самоотношение юношей и девушек с высоким уровнем самоотношения обнаруживает значительно большее число связей с защитными механизмами, чем с копинг-стратегями. Ведущим способом поддержания самоотношения в этой подгруппе выступает защитный механизм «отрицание».

С положительными аспектами самоотношения в обеих подгруппах связаны защитный механизм «отрицание» и копинг-стратегия «планирование решения проблемы». С негативными аспектами самоотношения — защитные механизмы «регрессия», «компенсация», «замещение», «проекция» и копинг-стратегия «бегство».

Защитно-совладающее поведение юношей и девушек с низким уровнем самоотношения, в отличие от юношей и девушек с высоким уровнем, более тесно связано с показателями самоотношения. Это свидетельствует о том, что отношение к себе у молодых людей из данной подгруппы во многом определяет и определяется стратегиями поведения, активнее защищается.

Ключевые слова: самоотношение, защитно-совладающее поведение, копинг-стратегии, защитные механизмы, юношеский возраст.

Данная работа посвящена исследованию, лежащему в области психологии развития и дифференциальной психологии, и касается изучения самоотношения в связи с защитно-совладающим поведением в юношеский период

Защитно-совладающее поведение представляет собой структурно-уровневую систему, состоящую из большого количества элементов (поведенческих копинг-стратегий, механизмов психологической защиты личностных и средовых копинг-ресурсов), которые связаны между собой отношениями иерархии и выступают системами низшего порядка по отношению к интегративной системе психозащиты и совладания. [4, c.46]

Стиль совладающего поведения, формируются тогда же, когда происходит активное формирование самоотношения, а именно в юношеский период. [1, с.84], [2, с.90], [3, с. 97] Стиль преодоления трудностей, сформированный в этот период, остается практический неизменным в течение всей жизни, однако выбор копинг-стратеги имеет тенденцию меняться с возрастом. [1, с.120] Актуальность исследования состоит в том, что именно самоотношение, активно развивающееся в этот период может повлиять на дальнейшую способность человека восстанавливать свое психическое состояние в случае стресса.

Мы задались целью изучить самоотношение в связи с защитно-совладающим поведением в юношеский период. Нами были сформулированы две гипотезы:

1) Юноши и девушки с низким уровнем самоотношения в сравнении с юношами и девушками с высоким уровнем самоотношения чаще используют недостаточно конструктивные стратегии и примитивные защитные механизмы.

2) Низкий уровень самоотношения юношей и девушек имеет тесную связь с защитными механизмами, по сравнению с юношами и девушками (/подростками), обладающими высоким уровнем самоотношения

Для разделения выборки на подгруппы с низким и высоким уровнем самоотношения, был применен кластерный анализ

У юношей и девушек с высоким уровнем самоотношения показатели по всем аспектам самоотношения существенно выше в сравнении с таковыми у юношей и девушек с низким уровнем. (См. Таблицу 1)

Юноши и девушки с высоким уровнем самоотношения в большей степени понимают и одобряют себя, интересуются собственными мыслями и чувствами, выше оценивают свои умственные способности, внешность, характер, авторитет у сверстников (См. Таблицу 2). При этом они также в большей степени склонны к самообвинению: принятие себя не мешает им видеть в себе недостатки, обвинять себя в чем-то.

Различия средних значений самоотношения вкластерных подгруппах

Сравнительный анализ средних значений самооценки иуровня притязаний вкластерных подгруппах

Юноши и девушки с более высоким уровнем самоотношения в большей степени склонны использовать примитивный механизм защиты «отрицание» и конструктивную копинг-стратегию «положительная переоценка», то есть склонны отрицать проблемы и стороны самих себя, а также находить плюсы в трудной ситуации.

В свою очередь юноши и девушки с низким уровнем самоотношения статистически значимо чаще используют «замещение», «регрессию», стратегии «принятие ответственности» и «бегство-избегание».

То есть, им свойственно вымещать негативные эмоции на более слабых и безопасных объектах, возвращаться в стрессовой ситуации к более незрелым онтогенетическим паттернам поведения и избегать проблем, в то же время они готовы принимать ответственность на себя за возникновение проблемной ситуации. (См. Таблицу 3)

Сравнительный анализ защитно-совладающего поведения вкластерных подгруппах

Самоотношение юношей и девушек с высоким уровнем самоотношения обнаруживает значительно большее число связей с защитными механизмами, чем с копинг-стратегиями. А ведущим способом поддержания самоотношения в этой подгруппе выступает защитный механизм «отрицание». Что неудивительно — в ряде работ показано, что данный механизм защиты определяет высокую активность и способствует социально-психологической адаптации и самоактуализации личности.

Самоотношение юношей и девушек с низким уровнем, поддерживается, судя по полученным взаимосвязям, двумя защитными механизмами — отрицанием (как в подгруппе с высоким уровнем) и зрелым механизмом интеллектуализацией: псевдообъяснение своих желаний и поведения способствует принятию себя. Практически все копинг-стратегии, за исключением планирования и переоценки, сопряжены с негативными аспектами самоотношения в данной подгруппе.

Таким образом, наша гипотеза о том, что юноши и девушки с низким уровнем самоотношения в сравнении с юношами и девушками с высоким уровнем самоотношения чаще используют недостаточно конструктивные стратегии и примитивные защитные механизмы, подтвердилась лишь частично. Юноши и девушки с высоким самоотношением часто используют примитивную защиту «отрицание» и в меньшей степени склонны брать ответственность на себя за возникновение проблемы.

Гипотеза о том, что самоотношение юношей и девушек с низким уровнем самоотношения теснее связано с защитными механизмами, чем у юношей и девушек с высоким уровнем подтвердилась. Однако, стоит отметить, что у юношей и девушек с высоким уровнем самоотношения хоть и обнаружена менее тесная связь самоотношения с защитно-совладающим поведением, связей больше с использованием бессознательных способов поведения, а не осознанных копинг-стратегий.

Можно сделать вывод о том, что Юноши и девушки с более высоким уровнем самоотношения склонны отрицать проблемы и стороны самих себя, а также находить плюсы в трудной ситуации. При этом механизм отрицания является фактором, который поддерживает самоотношение. В свою очередь юношам и девушкам с низким уровнем самоотношения свойственно вымещать негативные эмоции на более слабых и безопасных объектах, возвращаться в стрессовой ситуации к более незрелым онтогенетическим паттернам поведения и избегать проблем, в то же время они готовы принимать ответственность на себя за возникновение проблемной ситуации.

  1. Абабков В. А., Перре М. Адаптация к стрессу. Основы теории, диагностики, терапии. СПб.: Речь, 2004–166 с.
  2. Василюк Ф.Е Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. — 200 с.
  3. Водопьянова Н. Е. Психодиагностика стресса. СПб.: Питер, 2009.
  4. Корытова Г. С., Еремина Ю. А. Защитно-совладающее поведение: ретроспективная реконструкция понятия. Практическая и медицинская психология. Вестник ТГПУ (TSPU Bulletin). 2020. 3 (156)

МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ СНИЖЕННОГО САМОПРИНЯТИЯ

Марина Берковская, психотерапевт

— Человеку, который испытывает чувство неудовлетворённости своими отношениями с людьми, с миром, следует понять, прежде всего, что этот конфликт обусловлен его конфликтом с самим собой. Человек не принимает себя, человек недоволен собой, и поэтому предъявляет другим людям такие же претензии, какие имеет к самому себе. В чем причина такого непринятия человеком самого себя?

— Честно говоря, я не очень люблю призывы полюбить себя. Скорее я склонна считать, что надо принять себя. Себя принимают не за что-то. Себя принимают, потому что Бог создал, мама родила. Что ж теперь делать? Вот такой вот я есть.

Я сразу вспоминаю те тренинги, на которые люди ходят и никак не могут понять, почему нет эффекта. «Я принимаю себя любого, я люблю себя любого». Ну почему я должна любить себя любую и принимать себя любую, если я могу стать такой, чтобы себе нравиться?

Причина непринятия себя — всегда из детства. По какой-то очень уважительной причине ребенок совсем в младенчестве, буквально на первых месяцах жизни не получил вот этого маминого абсолютного принятия.

Любить или не любить младенца за то, что он красивый или некрасивый, это какое-то извращение. Нормальная мама, то есть если у неё была нормальная беременность, она нормально родила, нормально себя чувствовала, она принимает младенца целиком, с таким вот умилением: «Ути, какой ты…» И причем все время носит его на руках. Уже давно, слава Богу, педиатры признали, что младенца надо таскать на руках, чем дольше, тем лучше. Из детей, которые представляют собой переходящее знамя у родственников и друзей, получаются очень доброжелательные люди. «Ути, какой красивый, ути, какой кривенький мой зайчик».

Ребенок маленький, значит у него генерализованы реакции нервной системы.

— Что это значит?

— Ну, сам маленький, нервная система маленькая. У взрослого человека может нога болеть, но одновременно он может радоваться какому-нибудь событию. Или наоборот, он прекрасно себя чувствует физически, но при этом огорчен. У ребенка нет такого разделения. У него все чувства захватывают полностью все тельце. Поэтому когда его мама или другой любящий человек держит на руках, глядит на него умиленными глазами: «Ути, пуси, мое солнце, какое же ты красивое», он испытывает совершенно всеобъемлющее счастье. Вот он – мир.

И вот ребёнок, который и во время беременности, в конце беременности хотя бы, когда его уже ждут, и во время родов, и в первые месяцы после рождения получил вот этот восторг («Боже мой, какое счастье, ты родился»), потом будет принимать себя. У него будет нормальное разделение: я принимаю себя таким, каким меня мама родила, Бог создал. Я такой, какой я есть. Я принимаю себя. Я не плохой, я хороший. Но при этом я далеко не всегда хорошо себя веду, я далеко не всегда хорошо выгляжу, я далеко не всегда собой доволен, я могу испытывать к своему поведению просто омерзение.

Тогда человек чётко разделяет: вот это мне в себе не очень нравится, но придётся принять, потому что я не могу или не хочу это менять. А вот это мне в себе нравится, и я этим горжусь. И тогда он и к другим людям подходит примерно так же.

— Почему ему легко переносить недостатки окружающих и равнодушие к нему?

— А у него был этот мир маминых рук и восторженных глаз.

— Как этот мир, который был, перевести в сейчас? Он ведь был, а сейчас что?

— А он остался. Человеку, у которого этого не было, приходится делать большой путь, понимая, что он больше никогда не будет младенцем, что у него никогда не будет мамы.

— Мы сейчас описали человека, который любит или принимает себя. Давайте теперь опишем человека, который себя не принимает. Что у него было в детстве и что сейчас?

— В силу каких-то причин это базовое доверие к миру и к себе, потому что младенец и мир едины, не развилось. Потому что мамы не было, мама болела, мама была не в себе в силу каких-то причин. Например, это была нежелательная беременность от нежелательного человека. Ну, мало ли почему? Этот ребёнок был нежеланным, вообще мама не знает, куда его девать. Или мама болела, в больнице лежала, вот не было у него в это время ни мамы, ни того, кто готов её заменить.

— Вы относите и то, и другое именно к периоду младенчества?

— Закладывается это в младенчестве. У ребёнка, который это в младенчестве получил, очень большой запас жизненных сил, он потом легче перенесёт всё остальное, потому что у него остаётся вот это вот недифференцированное, непроговоренное, где-то внутри него живущее, тепло мира. И тогда мир хорошо относится к нему, он хорошо относится к миру. И тогда он может разделять, что мир, в общем, хорош, он тоже, в общем, хорош.

— Я знаю людей, которые в младенчестве это имели, но в более старшем возрасте, подростковом, начинались серьёзные проблемы с родителями, и в итоге у них мало этого принятия себя.

— Вообще желательно хотя бы подростковый возраст пережить в хороших условиях. Я понимаю механизм этих людей. В младенчестве у ребенка всё было ну очень хорошо, у него даже не было повода задуматься, что бывает по-другому. И вдруг всё рухнуло, что-то случилось, и это несправедливо. Вот он, скорее всего, будет борцом за справедливость. «Это несправедливо. У меня всё было, и у меня всё отняли».

— Вот, такой человек стал взрослым, что сейчас мы наблюдаем, какие последствия этого?

— Есть два основных простых вывода, которые идут из детства. Либо я плохой, и тогда правильно, что ко мне так относятся. Значит, мне надо всю жизнь платить за то, что меня до сих пор не придушили. То есть я всё время должен доказывать, что я достоин любви, я должен всё время быть хорошим, я должен всем помогать, я должен быть идеальным. Если ко мне хорошо относятся, то это как-то подозрительно, значит надо либо ещё больше быть идеальным, либо приготовиться к тому, что здесь какая-то подлянка зарыта, и это скоро кончится. Что это она в меня так влюбилась? Наверно, она либо сама больная, либо она просто меня не разглядела. В общем, это плохо кончится.

Вот такой человек, который пытается всё время сам себе доказать, что он заслуживает хорошего отношения, при этом этого хорошего отношения никак не принимает. Ему очень трудно принять любовь. Ему очень трудно поверить, что его любят. Да не может такого быть ! Надо ещё тебе дать, ещё дать, ещё дать, и тогда я приму, что ты хорошо ко мне относишься.

Он всё время даёт, даёт, даёт, даёт и не может принять ни любви, ни денег, высокой зарплаты, ни просто везения. Например, послал резюме, и первый успел на какую-то очень хорошую работу. Ему сразу ответили: «Да, да. Вы нас устраиваете, приходите». Ему так неудобно. Наверно кто-то же там лучше был. И как-то это не к добру. Наверно, они потом меня там разглядят и выгонят. На собеседовании он часто ведёт себя так, что люди действительно разочаровываются. И у него всё равно очень плохо складываются отношения с людьми. Потому что нормальные люди, которые его окружают, не могут всё время принимать любовь и подарки, не возвращая. Они постоянно пытаются установить равенство: «На тебе тоже». А этот человек плохо принимает.

— Мы рассмотрели один механизм. Как его назвать коротко?

— Это человек, который считает, что он плохой, а все хорошие. То есть он не получил безусловной любви или потерял её слишком рано и он считает, что он всегда плохой, и поэтому всё не ладится. А на самом деле не ладится, потому что он всё время пытается искупить и заслужить.

— А следующий механизм?

— Все плохие, а я хороший. Ну, надо же как-то защищаться. Надо же как-то объяснить, почему в детстве этого не было или потом было потеряно. Ну вот – потому что мир оказался плохим. Вот негодяи ! Вот я такой золотой, а они несправедливы.

— Возникает вопрос: а вот насколько эти люди второй категории хорошо к себе относятся, если они так вот плохо относятся к другим?

— Они очень плохо к себе относятся. Просто они так защищаются. У нас этот механизм особенно часто встречается. Потому что страна традиционно с дефицитом нормальных, счастливых, сытых родителей (ну вот история так сложилась).

В общем, либо я плохой, либо мир плохой. В основе лежит одно и то же: «Я не такой, как надо». Нет у меня вот этого покоя, ощущения, что всё правильно. Здоровое ощущение: поступки могут быть неправильными, ситуации бывают неправильными, но я все равно правильный, и мир правильный. У человека, который себя не принимает, нету этого.

— Вы уже сказали, что изменить отношение к себе путём просто того, чтобы стать лучше, едва ли возможно, потому что нет предела самосовершенствованию.

— Нет, тем более, что так мы углубим тот же механизм. «Меня любят за то, что я что-то хорошее делаю». Или «Меня любят за то, что я заставил их измениться. Они стали лучше, они стали лучше себя вести, поэтому они полюбили меня, и поэтому я их тоже люблю». И то и другое невозможно. Тебя никто не должен любить во всём комплексе твоего поведения, твоего внешнего вида, твоего отношения к миру.

— Никаким внешним актёрством этого не изменишь. Как бы ты ни старался вести себя правильно, вот это вот твоё внутренне восприятие себя будет давать о себе знать.

— Важнее всего понять и принять: ты такой, каким тебя Бог создал, и это правильно.

Почти всем нам не хватает принятия того, что высшие силы разбираются в жизни лучше, чем мы, и мы не умнее Бога.

Именно Бог определил нам родиться вот такими и никакими иными. А мы предъявляем претензии к маме. Она меня вот таким родила — недостаточно красивым. Ах, она нехорошая. Она меня родила не от того папы.

На самом деле, то, что меня родили таким, это не хорошо и не плохо. Это так. Потому что если б это было по-другому, меня бы не было.

© Pobedish.ru

Проблема самопринятия в теории Карла Роджерса

⇐ ПредыдущаяСтр 3 из 4Следующая ⇒

Проблеме самопринятия наибольшее внимание уделяется в гуманистическом подходе Карла Роджерса.

Согласно теории Роджерса, «я» означает процесс, систему, которая по определению является меняющейся, непостоянной. В своих рассуждениях Роджерс опирается именно на эту разницу, делает акцент на изменчивости и гибкости «я». Опираясь на понятие изменчивого «я» Роджерс сформулировал теорию о том, что люди не просто способны к личностному развитию и росту, — такая тенденция является для них естественной и преобладающей. «Я» или «я» — концепция — это понимание человеком самого себя, основанное на жизненном опыте прошлого, событиях настоящего и надеждах на будущее.

Если «я» — идеальное сильно отличается от «я» — реального, это отличие может серьезно мешать нормальному здоровому функционированию личности. Люди, страдающие от такого различия, зачастую просто не готовы увидеть разницу между своими идеалами и реальными действиями. Например, некоторые родители говорят, что сделают для своих детей «все, что угодно», однако на самом деле родительские обязательства являются для них бременем. Такие родители не исполняют обещаний, которые дают своим детям. В результате дети оказывается в замешательстве. Родители либо не могут, либо не хотят видеть разницу между их «я» — реальным и «я» — идеальным. [10, с. 136]

По мере того как ребенок начинает осознавать свое «я», у него или у нее растет потребность в любви или позитивном отношении. «Эта потребность в человеческих существах универсальна, а в человеке она обычна и устойчива. Для теории не так уж важно, является ли эта потребность приобретенной или врожденной». [3, с. 223] Так как дети не отделяют свою личность от поступков, они зачастую реагируют на похвалу за правильное действие так, как если бы хвалили их самих. Сходным образом они реагируют на наказание, так как если бы это было неодобрение их личности в целом.

Для ребенка так важна любовь, что «он руководствуется в своем поведении не тем, насколько приобретаемый опыт поддерживает и укрепляет его организм, а вероятностью получения материнской любви» (1959, р. 225). Ребенок ведет себя так, чтобы завоевать любовь или получить одобрение, независимо от того, будет такое поведение нормальным или нет. Дети могут действовать вопреки собственным интересам, добиваясь в первую очередь расположения окружающих. Теоретически, такое положение необязательно, если личность ребенка принимается целиком и при условии того, что взрослый воспринимает негативные чувства ребенка, однако отвергает сопутствующее им поведение. В таких идеальных условиях ребенок не будет подвергаться давлению и не станет стремиться отказаться от непривлекательных, однако естественных черт своей личности.

«Таким образом, мы видим базовое отчуждение в человеке. Он не относится искренне к себе самому, к собственной органичной оценке переживаний и, для того чтобы сохранить позитивную оценку других людей, фальсифицирует какие-то осознанные им ценности и рассматривает их только с точки зрения привлекательности для окружающих. Это все же не сознательный выбор, а вполне естественное — и трагичное — следствие детского развития» (1959, р. 226).

Поведение и отношения, отрицающие какие-то аспекты «я», называются требованиями признания заслуг. Подобные требования считаются необходимыми для ощущения собственной ценности и завоевания любви. Однако они не только препятствуют свободному поведению человека, но и мешают развитию и осознанию им собственной личности; приводят к развитию несоответствия и даже ригидности личности.

Такие требования главным образом и препятствуют правильному восприятию и мешают человеку мыслить реалистически. Это избирательные шоры и фильтры, которыми пользуется тот, кто нуждается в любви других. Детьми, мы перенимаем определенные отношения и поступки для того, чтобы быть достойными любви. Мы понимаем, что если примем определенные условия, отношения и будем вести себя соответственно, то будем достойны любви окружающих. Такие сложные отношения и действия относятся к области неконгруэнтности личности. В предельных ситуациях требования признания заслуг характеризуются убеждением, что «меня должны любить и уважать все, с кем я вхожу в контакт». Требования признания заслуг создают несоответствие между «я» и «я» — концепцией.

Если ребенку, к примеру, говорят: «Ты должен любить свою новую маленькую сестричку, иначе мама и папа не будут любить тебя», — то смысл подобного утверждения заключается в том, что он обязан подавлять любые искренние негативные чувства, которые испытывает к сестре. Только если ему удастся скрыть свою недоброжелательность и нормальное проявление ревности, — только тогда его отец и мать будут продолжать любить его. Если он признает свои чувства, то рискует потерять родительскую любовь. Решение (которое вызвано требованием признания заслуг) состоит в том, чтобы отрицать подобные чувства и блокировать их восприятие. А это означает, что чувства, которые так или иначе выйдут на поверхность, скорее всего, не будут соответствовать своему проявлению. Он, вероятно, будете реагировать следующим образом: «Я на самом деле люблю свою маленькую сестру; я обнимал ее, пока она не заплакала», или «Я нечаянно подставил ей ногу, вот она и упала», или скажет что-нибудь более универсальное: «Она первая начала!»

Роджерс пишет о той невероятной радости, которую испытывал его старший брат, как только появлялась возможность за что-то ударить младшего. Их мать, брат и сам будущий ученый были ошеломлены подобной жестокостью. Позже брат вспоминал, что не особенно сердился на младшего, однако это была редкая возможность, и ему хотелось «сбросить» как можно больше накопившейся злости. Признавать подобные чувства и выражать их, когда они возникают, здоровее, говорит Роджерс, чем отрицать или считать, что этих чувств нет.

Таким образом мы видим, что, по Роджерсу, самопринятие начинает формироваться у человека с раннего детства. Оно основывается на безусловной любви и принятии родителей. Но так как очень не многие родители способны принимать своих детей безусловно, включая и те черты, которые их не устраивают, у большинства детей с раннего детства формируется убеждение в том, что их будут любить и принимать только тогда, когда они научатся соответствовать ожиданиям других. А для этого им необходимо постоянно подавлять некоторые свои чувства, желания, импульсы и мысли, что в результате приводит к неспособности личности к самопринятию.

Целый ряд исследований Роджерс посвятил изучению взаимосвязи между самоприянтием и принятием других.

Группа исследований, в основе которых лежат теоретические разработки Роджерса, касается предположения, что чем в большей степени человек принимает себя, тем выше вероятность, что он принимает других. Такая связь между самопринятием и принятием других основана на наблюдении, сделанном Роджерсом, что в начале терапии клиенты обычно имеют негативную Я-концепцию — они не способны принимать себя. Однако как только такие клиенты начинают больше принимать себя, они в большей степени начинают принимать и других. Иначе говоря, Роджерс предположил, что если самопринятие имеет место (то есть если несоответствие реального и идеального «Я» мало), то появляется чувство принятия, уважения и ценности других. Другие теоретики также предполагали, что отношение к себе отражается на отношении к другим. Эрих Фромм, например, утверждал, что любовь к себе и любовь к другим идут рука об руку (Fromm, 1956). Далее он отмечал, что нелюбовь к себе сопровождается существенной враждебностью к другим.

Различные исследования, где в качестве испытуемых участвовали студенты колледжа или лица, получающие терапию, подтверждали связь между самопринятием и принятием других (Berger, 1955; Suinn, 1961). Что касается непосредственно самой теории Роджерса, данные показывают, что самопринятие и принятие других характеризует отношения родитель-ребенок. Куперсмит (Coopersmith, 1967), например, провел ретроспективное исследование развития самооценки у мальчиков 10-12 лет. Он обнаружил, что родители мальчиков с высокой самооценкой были более любящими и ласковыми и воспитывали своих сыновей, не прибегая к принудительным дисциплинарным мерам типа лишения удовольствий и изоляции. Далее, родители были демократичны в том смысле, что они считались с мнением ребенка при принятии семейных решений. И наоборот, оказалось, что родители мальчиков с низкой самооценкой были более отчужденными, менее радушными и, весьма вероятно, применяли физическое наказание за плохое поведение сыновей. Аналогичные данные были получены и применительно к девочкам и их родителям (Hales, 1967). В другом исследовании проверялась гипотеза о том, что существует значимая положительная корреляция между самопринятием и принятием ребенка в группе молодых матерей (Medinnus, Curtis, 1963).

Испытуемыми были 56 матерей детей, посещающих кооперативный детский сад. Были получены две величины измерения материнского самопринятия. Первую получили с применением опросника «Индекс адаптации и ценностей Биллса» (Bills Index of Adjustment and Values), измеряющего величину различия «Я» и Я-идеального. Для получения второй использовали «Шкалу семантического дифференциала», состоящую из 20 биполярных прилагательных, в которой различие между рейтингом «Я в реальности» (такая, как я есть) и «Я в идеале» (такая, какой мне больше всего хочется быть) было определено операционально как вторая величина, характеризующая материнское самопринятие. Числовое выражение принятия ребенка было получено с помощью того же набора биполярных прилагательных. Различие между материнским рейтингом «мой ребенок в реальности» (такой, как он есть) и «мой ребенок в идеале» (каким я больше всего хотела бы его видеть) было определено как степень принятия матерью своего ребенка.

Корреляции между двумя значениями материнского самопринятия и величиной принятия ребенка показано в таблице 1. Как видно из таблицы, каждый из трех коэффициентов корреляции статистически значим. Эти результаты подтверждают мнение Роджерса, что матери, которые принимают себя (обладающие позитивным вниманием к себе), с гораздо большей вероятностью принимают своих детей такими, какие они есть, чем матери, не принимающие себя. К тому же результаты предполагают, что диапазон, в котором ребенок развивает позитивный образ «Я», зависит от того, в какой степени его родители способны принять себя.» [1, с. 385]

Таблица 1. Корреляции между величинами материнского самопринятия и принятия ребенка

Как научиться принимать себя? И что означает самопринятие?

Самоприянтие – модное слово, ставшее довольно расплывчатым и потерявшим до некоторой степени свой смысл. Вроде бы все знают, что надо принимать себя, но что именно это означает и что надо делать не всегда понятно. Так что же означает самопринятие?

Самопринятие подразумевает принятие себя целиком и полностью. Принять свои чувства, эмоции, фантазии, ошибки, удачи, достижения и все остальное, из чего состоит наша жизнь. Кстати, включая наше тело и физические кондиции.

Принимать не значит просто знать

Мы много чего знаем о себе, но не пропускаем через себя. Как будто, мы создаем какого-то двойника, которому это все принадлежит, но это вроде бы не мы. Если мы что-то не принимаем, то отказываемся переработать проблему, просто откладывая в мешок. Но все, что происходит с нами, никуда не девается, а остается с нами и проявляется в самый неподходящий момент. Например, в виде различных кризисов. Кстати, возрастные кризисы, которые регулярно случаются в жизни человека – отличный повод для нашей психики вытащить на поверхность весь этот неотработанный материал и поставить нас перед фактом, заставив решать прямо здесь и сейчас.

Принятие для каждой ситуации означает что-то свое. Например, вы можете погрузиться в переживание того, что произошло, можете поговорить с близким человеком, поговорить с тем, кто вызвал проблему.

Что мы не принимаем?

Интересно, что не принимать в себе мы можем совершенно разные проявления, и, совсем не обязательно что-то неприятное. Обычно, конечно, мы стараемся не замечать черты характера, эмоции, поступки и другие проявления которые не соответствуют нашим представлениям о «правильном» человеке. Например, злость, гнев, слабость, слезы, обманы, предательства, и прочие проявления «неправильного» поведения. От этого мы стараемся отмахнуться и забыть.

Что интересно, нередко люди не принимают, отрицают и что-то хорошее в своей жизни. Например, они замалчивают свои добрые дела, и ужасно стесняются, когда кто-то говорит, что они молодцы. Вероятно, родители или другие важные люди утверждали, что хорошие люди не кричат о своих хороших поступках.

Что происходит, если мы себя принимаем?

Самопринятие – это возможность зафиксировать событие, чувство, поступок, признать его существование и признать его частью себя. Принятие подразумевает тот факт, что теперь мы можем меняться, получить больше свободы, двигаться вперед. Если мы что-то не принимаем, то в следующий раз, в аналогичной ситуации, будем повторять одно и то же, действовать по старому сценарию. Чем больше мы отторгаем в своем принятии, тем меньше вероятность того, что мы будем способны что-то изменить в своей жизни, выработать новые механизмы поведения, и снизить последствия своих поступков и ощущений. Например, ощущая вину, вы можете попробовать пережить эту ситуацию, погрузившись в нее и сделать ее своей частью. Хорошо известно, что такие переживания снижают болезненные ощущения. И, нам будет легче избавиться от острых переживаний. А, избавление, как известно, дает ощущение свободы. Сделав переживание своей частью, вы получаете возможность управлять им.

Знаете, в человеческой истории немалое место занимает тайна имени. Обычно, это относят к различным магическим существам, созданиям, узнав имя которых, ими можно управлять. Это очень близко к идее самопринятия. Осознавая свои проблемы, мы, по сути даем им имена, получая возможность «разобраться» с ними.

При этом, самопринятие, давая нам возможность что-то решать, совершенно очевидно, присваивает нам и ответственность за то, как будем обращаться с фактами нашей жизни. В общем-то, это одна из практик возвращения ответственности за свою жизнь.

Запишитесь на нашу психологическую консультацию (Москва), очно или Zoom:

Психологическое насилие, восстановление после абьюзеров и нарциссов, расставание с абьюзером, изменение абьюзивного поведения, самооценка, программа “больше не жертва”, отношения, потеря смыслов, синдром милого (удобного) человека, возрастные кризисы, экзистенциальные проблемы, одиночество, отношения “взрослые дети – родители, ” и еще…

Не принимая что-то, мы по сути дела смиряемся с этим, принимая же, мы меняемся и исправляем.

Самопринятие не всегда любовь

Может показаться, что самопринятие что-то сродни любви, но это не обязательно. Важен контекст. Сейчас очень популярна идея о безоговорочной любви к себе. При правильной основе, она растеряла некоторую часть смысла, трансформировавшись в безоговорочную любовь, сродни материнской идее «Я люблю тебя любым, даже если ты последний негодяй». Самопринятие не тот случай. Оно подразумевает выводы и действия. Вот если вы поступили с кем-то подло и это вас гложет, надо постараться исправить ситуацию, если это возможно. Например, приняв, что сегодня вы накричали на коллегу и вели себя некрасиво, надо извиниться и решить проблему, а не загонять ее внутрь. Точно также, если нет возможности пройти по всей цепочки возникновения ситуации, можно сделать выводы на будущее, как следует поступить, чтобы не чувствовать себя потом плохо.

Как оценивать?

Интересный вопрос, конечно, как именно мы будем оценивать ситуацию. Очевидно, есть разные голоса, через которые мы это делаем: «Да наплевать», «Ничего страшного, переживем», «Как можно быть таким жалким!», «Ну, что получилось, то получилось, давай посмотрим, можно ли это исправить и что вообще с этим можно сделать». Очевидно, надо стремиться обсуждать проблемы с самим собой с последним голосом или с аналогичными по доброжелательству и, одновременно, объективности.

  • Об авторе
  • Авторские материалы

Андрей Петраков

Это блог по психологии от профессионального психолога, в котором значительное внимание уделяется темам психологического насилия — абьюза, нарциссизма, отношениям, личностных кризисов, принятию ответственности за свою жизнь, повышению самооценки, экзистенциальным проблемам.
Стоимость консультации психолога 3000 руб./час., очно (Москва, м. Марьина роща), или через Zoom

https://knyazhinskaya.ru/drugoe/samoprinyatie-v-psihologii-2.html

Как научиться принимать себя? И что означает самопринятие?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *