Античность, монохром и перья — главные модные тренды Венецианского кинофестиваля | BURO.

Мода

На первый взгляд, в вопросах моды Венецианский фестиваль похож на Каннский: сюда звезды и их стилисты тоже слетаются с чемоданами, гружеными вечеркой. Это вам не Теллурайд, где можно пять дней проходить в джинсах! И даже не Довиль, где на красную дорожку приходят в мини. И все же, если присмотреться, быстро понимаешь: настроение у двух известнейших европейских фестивалей разное.

Канны в хороший год — гламур и экстраваганца; здесь меряются длиной шлейфов и диаметром юбок, а еще не боятся выглядеть «чересчур». Венецианский киносмотр, словно подтверждая статус старшего из двух братьев, чрезмерности предпочитает сдержанность. Ключевое слово — «элегантность», а потому оправданным выглядит партнерство с Armani. Номинально фестиваль спонсирует именно Armani Beauty, но, помимо помад и туши, в больших количествах поставляются на Лидо и платья c костюмами. За одиннадцать дней на красной дорожке и фотоколлах отметились полсотни женских нарядов и десяток-другой мужских. Ради этого команда модного дома перетрясла архив за последние шестнадцать лет, выудив из закромов в том числе несколько жемчужин вроде алого платья с перьевой накидкой на Адрии Архоне или брючного ансамбля на всегда безупречной Изабель Юппер.

Пока один итальянский бренд наслаждался своей ретроспективой, три других поучаствовали в формировании фестивального мини-тренда: Etro, Dolce & Gabbana и Versace одели в сверкающие красные платья Адриану Лиму, Зои Салдану и Джессику Честейн соответственно. Может быть, вы даже испытали дежавю: двумя годами ранее в алых блестках Celine на венецианский ковер выходила Скарлетт Йоханссон. Да, красный — не самый популярный цвет, когда дело доходит до дорожек. И все же в этом году он стал одним из заглавных на «Оскаре», а теперь как будто закрепил успех — пусть и небольшой — в Венеции. Кейт Хадсон (в Valentino), Джейми Ли Кертис (в Dolce & Gabbana) и уже упомянутая Адриа Архона помогли.

[wp_bannerize group="group" categories="6,3,1,4,7,10,5,11"]

Адриана Лима Джессика Честейн

Меж тем, как и в Каннах, на красной дорожке доминируют черный и белый цвета, то есть черные, белые и черно-белые ансамбли. У меня есть на этот счет довольно очевидное объяснение: да, универсальные цвета, да, отлично сочетаются с алым. А еще мероприятия такого уровня — сосредоточение смокингов. Определенный дресс-код есть даже для фотографов; в Венеции он не такой строгий, как в Каннах, но тоже сводящийся к ч/б. Считайте, что гостьи фестиваля позируют даже не на красном «фоне», а на красном с черным и белым. Поэтому и выбор в пользу черно-белой гаммы — оправданный. Достаточно вспомнить, как эффектно в день открытия фестиваля выглядели Пенелопа Крус (в контрактном Chanel) и ее коллега по «Параллельным матерям» Милена Смит (в Balmain). Или Тимоти Шаламе, на радость поклонникам воссоединившийся с Haider Ackermann (увы, фотографии этого практически не зафиксировали, но на видео актер прямо-таки сверкает благодаря бисеру, которым расшит его костюм).

Среди большого количества белых платьев хочется выделить «подтренд» — платья в «античном» стиле, с драпировками. Режиссер Мона Фастволд в Alberta Ferretti все равно что древнегреческая богиня. Как и Сара Гадон в платье из дебютной коллекции Габриэлы Херст для Chloé. Обе блондинки состояли в жюри (Сара — основного конкурса, Мона — программы «Горизонты»), а потому невольно задашься вопросом, не обещали ли они таким образом демократичную атмосферу в судейских коллегиях и самое что ни на есть справедливое решение? Поддержал тренд и Dior, что неудивительно: несколькими месяцами ранее дом посвятил античности целую круизную коллекцию. А теперь одел в богиню итальянку Альбу Рорвахер, с которой креативный директор Мария Грация Кьюри была дружна еще во времена работы в Valentino.

View this post on Instagram

A post shared by Timmy fan account 🇫🇷 (@everyonelovestimmytea)

View this post on Instagram

A post shared by Oh! Jackie (@ohjackievintage)

Да, по-прежнему занимают почетное место в парадно-выходном гардеробе актрис перья; ярким — в буквальном смысле — примером здесь может быть Синтия Эриво сразу в двух нарядах, Valentino и Gucci. И, конечно, не обошлось без кристаллов — целого водопада у Дакоты Джонсон (традиционно в Gucci) и «подсветивших» декольте Дженнифер Лопес (в Georges Hobeika). Последняя, впрочем, сияла и по другим причинам. Некоторые онлайн-комментаторы отметили, что выбранное певицей платье — достаточно скромное по ее меркам, но, кажется, это осознанный выбор: в конце концов, на премьеру «Последней дуэли» она пришла в качестве группы поддержки.

Кстати, если бы «Золотого льва» вручали не только за лучший фильм кинофестиваля, но и за лучшее платье, в этом году награду с высокой долей вероятности забрала бы Зендея: ее кожаное платье Balmain, «притворяющееся» мокрым, обсуждали и чествовали даже активнее, чем сам фильм «Дюна», в команде которого актриса прибыла на Лидо. Ну а «льва» за режиссуру стоило бы отдать стилисту Лоу Роучу, который в ответе за одни из самых ярких выходов фестиваля — не только Зендеи, но и, скажем, Ани Тейлор-Джой, наделавшей шума в ярко-розовом Dior.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *