В разгар Великой Отечественной войны он составляет Словарь русского языка: дело жизни русиста и лингвиста профессора Ожегова

Аватар

Психология

В разгар Великой Отечественной войны он составляет «Словарь русского языка»: дело жизни русиста и лингвиста профессора Ожегова

Этот великий русский языковед известен всему миру как автор самого масштабного научного труда – «Словаря русского языка». Сергей Иванович Ожегов посвятил лингвистике всю жизнь, неустанно работая над дополнениями к своему труду. Его словарь пережил шесть редакций еще при жизни автора, издаваясь во всех странах мира.

Начало пути

Сергей Ожегов родился на Урале, в небольшом поселке Каменное недалеко от Твери в 1900 году. В его древнем роду все отличались высокой (по тем временам) образованностью. Его дед был на Екатеринбургском заводе лаборантом, вырастил 14 детей, каждому из которых дал высшее образование. Иван Иванович – отец будущего ученого – был инженером, знаменитым в городе. За заслуги ему даже дали четырехкомнатную квартиру, в которой позже собиралась интеллигенция со всей округи.

Мать Ожегова была врачом-акушером в местной больнице. Кроме Сергея, в семье подрастали еще два мальчика. Его средний брат позже связал свою жизнь с архитектурой, а младший окончил институт путей сообщения. В 1909 году семья переехала в Петербург, где и прошло детство Сергея. Здесь он пошел в гимназию, потом поступил в Петроградский университет. Планы на учебу парня прервала война. 5 декабря 1918 года он призвался в Красную армию и уехал воевать в Карелию.

Личная жизнь

После службы Сергея Ивановича пригласили продолжить карьеру военного в академии, но он отказался, вернулся в Петроград и окончил филологический факультет. Там он встретил свою будущую жену, они расписались незадолго до выпуска. Тесть Ожегова был священником и виртуозным музыкантом. Супруга занималась домашним хозяйством, устраивала быт, посвятив себя заботе о муже и сыне.

Сергей Иванович всегда любил дружеские компании, в их доме часто бывали гости. Супруга Ожегова умела создать доверительную атмосферу, ее очень любили все коллеги и друзья великого лингвиста. Они прожили в браке сорок лет, у них родился один сын. После войны Сергей Иванович отыскал в детском доме свою осиротевшую племянницу и удочерил ее. Когда Ожеговы переехали в Москву, ученый начал работу над «Словарем русского языка».

Работа всей жизни

Над самым полным словарем русского языка Ожегов работал в тандеме с великими лингвистами: В. В. Виноградовым, Б. А. Лариным, Г. О. Винокуром, Б. В. Томашевским. Но самой знаковой была его встреча, а позже и близкая дружба с Дмитрием Ушаковым. Сотрудничество с этим человеком оставило глубокий след в судьбе и творчестве Ожегова. Его памяти он оставался верен до конца дней: на рабочем столе Сергея Ивановича всегда стоял портрет Ушакова, скончавшегося в 1942 году.

Первый однотомный словарь был издан в 1949 году. После этого Ожегова поставили в один ряд с такими учеными, как В. И. Даль и Д. Н. Ушаков. После словарь шесть раз переиздавался с авторскими обновлениями. После смерти ученого было еще одно издание – при участии Н. Ю. Шведовой. С этим словарем был связан скандал, когда Шведова объявила себя соавтором Ожегова, хотя они никогда не были (и не могли быть, исходя из дат жизни и смерти Сергея Ивановича) знакомы.

Довести до совершенства

«Словарь русского языка» издавался огромными тиражами – от 100 000 до 450 000 экземпляров, но найти их в продаже все равно было сложно. От одного издания к другому Сергей Иванович Ожегов стремился полнее отразить современное литературное словоупотребление, сделать словарь универсальным пособием для всех слоев населения.

При всех необходимых изменениях словарь Ожегова не терял своей самобытности, структуры. Прежним оставался характер подачи материала. Автор работал над этим научным трудом до последних дней жизни. Будучи уже тяжело больным, в марте 1964 года он написал официальное обращение в издательство «Советской энциклопедии». В нем ученый сообщил, что собирается подготовить новое издание с расширенной фразеологией, с толкованием слов, получивших со временем новые оттенки значения.

Этим планам уже не суждено было сбыться. Однако даже последнее прижизненное издание «Словаря русского языка» Ожегова остается по сей день самым полным и совершенным. Это настольная книга любого лингвиста в любой стране мира. На основе материалов из словаря создаются труды по иностранной филологии. Именно этого желал автор, отдавший творению свои силы, здоровье и время.

Труды и дни Сергея Ожегова: как создать самый популярный отечественный словарь

Кни­га «Тол­ко­вый сло­варь рус­ско­го язы­ка», кото­рую ина­че назы­ва­ют «Тол­ко­вый сло­варь Оже­го­ва», была почти в каж­дом совет­ском доме. Сего­дня, 22 сен­тяб­ря испол­ня­ет­ся 120 лет со дня рож­де­ния Сер­гея Ива­но­ви­ча Оже­го­ва, соста­ви­те­ля пер­во­го одно­том­но­го тол­ко­во­го сло­ва­ря язы­ка после­ре­во­лю­ци­он­ной эпо­хи. VATNIKSTAN рас­ска­зы­ва­ет о жиз­ни и тру­дах вели­ко­го линг­ви­ста, чей сло­варь выдер­жал 28 изда­ний на рус­ском языке.

Семья, война, аспирантура

Сер­гей Оже­гов родил­ся 22 сен­тяб­ря 1900 года по ново­му сти­лю. Сер­гей был пер­вым из трёх бра­тьев по стар­шин­ству, его семья жила в посёл­ке Камен­ное, сей­час это город Кув­ши­но­во Твер­ской обла­сти. Иван Ива­но­вич Оже­гов, отец — инже­нер-тех­но­лог Камен­ской бумаж­но-кар­тон­ной фаб­ри­ки. Пра­дед по мате­ри, про­то­и­е­рей Гера­сим Пет­ро­вич Пав­ский — фило­лог, пере­вод­чик, автор «Крат­кой еврей­ской грам­ма­ти­ки» и трак­та­та «Фило­ло­ги­че­ские наблю­де­ния над соста­вом рус­ско­го языка».

Пис­че­бу­маж­ная фаб­ри­ка, на кото­рой рабо­тал Иван Ива­но­вич Оже­гов, 1900‑е гг.

С октяб­ря 1897 года и до сере­ди­ны янва­ря 1898 года в Камен­ном вме­сте со сво­ей семьёй жил Алек­сей Мак­си­мо­вич Горь­кий. Писа­тель жил в кры­ле дома Оже­го­вых, где нахо­ди­лась квар­ти­ра его дру­га Нико­лая Заха­ро­ви­ча Васи­лье­ва, рабо­тав­ше­го на фаб­ри­ке и воз­глав­ляв­ше­го неле­галь­ный поли­ти­че­ский кружок.

Дом Оже­го­вых, 2008 г.

Перед нача­лом Пер­вой миро­вой вой­ны семья Оже­го­вых пере­еха­ла в Петер­бург, здесь Сер­гей окон­чил гим­на­зию, а в 1918 году посту­пил на фило­ло­ги­че­ский факуль­тет Пет­ро­град­ско­го уни­вер­си­те­та. Октябрь­скую рево­лю­цию сту­дент Оже­гов встре­тил с вооду­шев­ле­ни­ем, мно­гие его сорат­ни­ки при­ня­ли дея­тель­ное уча­стие в рабо­те новых комис­са­ри­а­тов, напри­мер, Е. Д. Поливанов.

Заня­тия для Сер­гея Оже­го­ва почти сра­зу закон­чи­лись — его при­зва­ли на фронт. В 1922 году он окон­чил воен­ную служ­бу в шта­бе Харь­ков­ско­го воен­но­го окру­га и вер­нул­ся на факуль­тет язы­ко­зна­ния и мате­ри­аль­ной куль­ту­ры Пет­ро­град­ско­го уни­вер­си­те­та. В 1926 году он полу­ча­ет диплом Ленин­град­ско­го уни­вер­си­те­та. Про­фес­со­ра реко­мен­до­ва­ли талант­ли­во­го сту­ден­та в аспи­ран­ту­ру, кото­рую он окон­чил в 1929 году.

Словарь Ушакова

Новой стране, где успеш­но про­шла рефор­ма орфо­гра­фии и вовсю шла борь­ба с без­гра­мот­но­стью, нуж­ны были новые нор­ма­тив­ные доку­мен­ты, в кото­рых были бы закреп­ле­ны пра­во­пи­са­ние и точ­ные смыс­лы слов рус­ско­го язы­ка. Выпол­не­ние пла­на пору­чи­ли луч­шим оте­че­ствен­ным лингвистам.

В самом кон­це 1920‑х годов в Москве В. В. Вино­гра­дов, Г. О. Вино­кур и Б. В. Тома­шев­ский нача­ли рабо­тать над четы­рёх­том­ным тол­ко­вым сло­ва­рём рус­ско­го язы­ка. Состав­ле­ни­ем руко­во­дил Д. Н. Уша­ков, име­нем кото­ро­го в 1940‑х годах назо­вут ито­го­вую рабо­ту. В Архи­ве РАН сохра­нил­ся про­ект «Сло­ва­ря рево­лю­ци­он­ной эпо­хи» это­го же кол­лек­ти­ва. Доку­мент дати­ру­ет­ся 1926 годом, аспи­рант Оже­гов в нём зна­чит­ся в чис­ле первых.

В 1936 году Оже­гов пере­ехал в Моск­ву. Кол­лек­тив авто­ров состо­ял из его кол­лег-язы­ко­ве­дов, поэто­му рабо­та шла быст­ры­ми тем­па­ми. В 1937–1941 годах Сер­гей Оже­гов пре­по­да­вал в Мос­ков­ском инсти­ту­те фило­со­фии, лите­ра­ту­ры и искус­ства, вслед за Уша­ко­вым изу­чал про­из­но­си­тель­ную нор­му, кон­суль­ти­ро­вал дик­то­ров на радио.

Во вре­мя Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны Оже­гов не уехал из сто­ли­цы в эва­ку­а­цию вме­сте со сво­ей семьёй и кол­ле­га­ми, а остал­ся пре­по­да­вать в пед­ин­сти­ту­те, дежу­рил в ноч­ных пат­ру­лях. Он почти сра­зу запи­сал­ся в опол­че­ние, но как круп­но­го учё­но­го его «бро­ни­ро­ва­ли» — попасть на фронт он не мог. Неза­дол­го до нача­ла боёв за Минск от тубер­ку­лё­за умер млад­ший брат, Евге­ний Оже­гов. Сред­ний брат, Борис, остал­ся в бло­кад­ном Ленин­гра­де. Семей­ный архив Оже­го­вых хра­нит пись­мо от 5 апре­ля 1942 года. Об ужас­ных вестях писал Сер­гей Ива­но­вич сво­ей тёте в Сверд­ловск — один за дру­гим в Ленин­гра­де уми­ра­ли его родственники:

« Навер­но, не полу­чи­ла ты мое­го послед­не­го пись­ма, где я писал о смер­ти Бори 5 янва­ря. А на днях полу­чил ещё, новое горест­ное изве­стие. В сере­дине янва­ря умер Борин сын Алё­ша, 26 янва­ря мама скон­ча­лась, а 1 фев­ра­ля Бори­на жена Клав­дия Алек­сан­дров­на. Нико­го теперь у меня не оста­лось. Не мог опом­нить­ся. Четы­рёх­лет­няя Ната­ша жива, ещё там. Вызы­ваю её к себе в Моск­ву, м б удаст­ся пере­вез­ти. Буду сам пока нянчить».

Когда угро­за паде­ния сто­ли­цы мино­ва­ла, Оже­гов помо­гал мно­гим кол­ле­гам вер­нуть­ся в Моск­ву для про­дол­же­ния сов­мест­ной рабо­ты над сло­ва­рём. Так и не успев при­е­хать из эва­ку­а­ции, в Таш­кен­те умер Уша­ков. Ещё до вой­ны Оже­гов стро­ил с ним пла­ны по созда­нию попу­ляр­но­го тол­ко­во­го одно­том­но­го словаря.

Новый словарь для страны-победительницы

Побе­див­шей стране необ­хо­дим был про­стой, но ёмкий тол­ко­вый сло­варь. Рабо­ту над ним взял на себя Сер­гей Ива­но­вич Оже­гов. Вме­сте с ним тру­ди­лись науч­ные сотруд­ни­ки Инсти­ту­та рус­ско­го язы­ка Ака­де­мии наук. Мно­гие до это­го рабо­та­ли в Ленин­гра­де, но объ­еди­ни­ла их вой­на. Что­бы не рас­стать­ся в чере­де после­во­ен­ных пере­ез­дов, в 1947 году Инсти­тут рус­ско­го язы­ка напра­вил пись­мо Ста­ли­ну с прось­бой не пере­во­дить их в Ленин­град — это мог­ло подо­рвать учё­ные силы, рас­сре­до­то­чить команду.

Зда­ние Инсти­ту­та рус­ско­го язы­ка АН СССР на Вол­хон­ке, 1970‑е гг.

В осно­ву сло­ва­ря Оже­го­ва лег­ли поло­же­ния, выра­бо­тан­ные комис­си­ей ещё до войны:

« 1. Малый Тол­ко­вый Сло­варь пред­на­зна­ча­ет­ся для широ­ко­го чита­те­ля и явля­ет­ся нор­ма­тив­ным: он дол­жен быть посо­би­ем для изу­че­ния совре­мен­ной пра­виль­ной лите­ра­тур­ной рус­ской речи.
3. Наи­бо­лее труд­ный вопрос — состав слов­ни­ка — дол­жен быть решён таким обра­зом, что­бы сло­варь мог отра­жать основ­ной лек­си­че­ский состав лите­ра­тур­но­го язы­ка с вклю­че­ни­ем наи­бо­лее суще­ствен­ных раз­но­вид­но­стей уст­ной и пись­мен­ной речи. В осно­ву Мало­го Сло­ва­ря кла­дёт­ся слов­ник четы­рёх­том­но­го Тол­ко­во­го сло­ва­ря Д. Н. Ушакова».

Фило­лог Олег Вик­то­ро­вич Ники­тин, иссле­до­вав­ший ход рабо­ты над сло­ва­рём, пишет о напря­жён­ной борь­бе внут­ри коллектива:

« Пер­вая попыт­ка выпу­стить этот труд в 1945 году не увен­ча­лась успе­хом: „внут­рен­нее рецен­зи­ро­ва­ние“ было выдер­жа­но весь­ма в кри­ти­че­ских, но не обли­чи­тель­ных тонах, с поже­ла­ни­ем пере­смот­реть и дора­бо­тать сло­варь. „Руко­пись в пред­став­лен­ном виде посы­лать в набор неце­ле­со­об­раз­но“, — такое реше­ние при­нял редак­тор­ский отдел изда­тель­ства. Эта была пер­вая рецен­зия на „Сло­варь“, пер­вый удар, но от своих».

Боль­шин­ство кри­ти­ков «Сло­ва­ря» под­чёр­ки­ва­ли необ­хо­ди­мость его выхо­да, выде­ляя про­фес­си­о­на­лизм и заслу­ги Оже­го­ва. Выхо­ди­ли поло­жи­тель­ные отзы­вы о рабо­те: мно­гие рецен­зен­ты-фило­ло­ги отме­ча­ли, что Сер­гей Ива­но­вич не ори­ен­ти­ро­вал­ся на соци­аль­ный заказ или поли­ти­че­скую док­три­ну, а стре­мил­ся учесть опыт оте­че­ствен­ной исто­рии язы­ко­зна­ния. В то же вре­мя вопро­сы к «Сло­ва­рю» воз­ни­ка­ли доволь­но часто. Неодоб­ре­ние вызва­ла ста­тья о сло­ве «свят­ки». Редак­то­ры упи­ра­ли на то, что в совре­мен­ном СССР тако­го поня­тия нет, а, сле­до­ва­тель­но, луч­ше не давать уста­рев­шую лек­си­ку. Заме­ча­ния вызва­ли отсут­ствие слов «воен­ком» и «агит­пункт», и при­сут­ствие слов «иеро­ди­а­кон», «апо­ка­лип­сис» и «схи­мо­нах». Иссле­до­ва­тель сла­вян­ских язы­ков Ф. П. Филин заме­чал в сво­ей рецензии:

« Дело не толь­ко в пред­став­лен­ном в Сло­ва­ре соста­ве куль­то­вых тер­ми­нов. Обра­ща­ют на себя вни­ма­ние так­же опре­де­ле­ния зна­че­ний этих тер­ми­нов. Возь­мём для при­ме­ра сло­во ико­на. С. И. Оже­гов даёт такое опре­де­ле­ние это­му сло­ву: „Живо­пис­ное изоб­ра­же­ние бога или свя­то­го у хри­сти­ан, образ“. Не знаю, может быть, бого­сло­вы най­дут какие-нибудь дета­ли для оспа­ри­ва­ния это­го опре­де­ле­ния, но в основ­ном оно их вполне устро­ит. Но пра­виль­но ли остав­лять в совет­ском „Сло­ва­ре“ бого­слов­скую точ­ку зрения?».

Пер­вое изда­ние «Сло­ва­ря рус­ско­го язы­ка» — тогда он назы­вал­ся так — вышло в 1949 году и сра­зу же обра­ти­ло на себя вни­ма­ние чита­те­лей, учё­ных и кри­ти­ков. Сер­гей Ива­но­вич полу­чал сот­ни писем с прось­ба­ми при­слать сло­варь, про­ком­мен­ти­ро­вать то или иное место попо­дроб­нее. Мно­гие обра­ща­лись к нему за кон­суль­та­ци­ей, и всем учё­ный отве­чал. Сохра­нив­ша­я­ся пере­пис­ка дарит нам воз­мож­ность озна­ко­мить­ся с пись­мом китай­ско­го сту­ден­та, в кото­ром он про­сит объ­яс­нить отсут­ствие в рус­ском язы­ке сло­ва «счаст­ный» как анто­ним сло­ва «несчаст­ный». Сер­гей Ива­но­вич отве­тил, рас­ска­зав об исто­рии рус­ско­го язы­ка, о том, каким обра­зом рань­ше исполь­зо­ва­лось это сло­во и куда пропало:

« Если у вас или у Ваших това­ри­щей будут вопро­сы ко мне, я охот­но буду отве­чать. Шлю при­вет Вам и всем китай­ским уче­ни­кам, так хоро­шо изу­ча­ю­щим рус­ский язык».

Одно из пер­вых изда­ний «Сло­ва­ря»

Новые изда­ния, выхо­див­шие с раз­ны­ми интер­ва­ла­ми, редак­ти­ро­ва­лись лич­но Сер­ге­ем Ива­но­ви­чем. Он посто­ян­но вычи­ты­вал и кро­пот­ли­во «осо­вре­ме­ни­вал» сло­варь. Несмот­ря на регу­ляр­ные прав­ки, общая кон­цеп­ция и струк­ту­ра оста­ва­лись неиз­мен­ны­ми — сло­варь сохра­нял ори­ен­та­цию на мас­со­во­го поль­зо­ва­те­ля, кото­рый не зна­ком с боль­шин­ством линг­ви­сти­че­ских тер­ми­нов. В «Сло­варь» не вхо­ди­ла узкая спе­ци­аль­ная лек­си­ка, не име­ю­щие боль­шой цен­но­сти област­ные сло­ва, про­сто­реч­ные эле­мен­ты «с явно выра­жен­ным вуль­гар­ным оттен­ком», сло­ва народ­но-поэ­ти­че­ской речи, не вошед­шие в общий язык.

« Сло­варь» Оже­го­ва — эта­лон­ный при­мер по-насто­я­ще­му народ­но­го сло­ва­ря, запрос на кото­рый не исся­кал. Одно­том­ный сло­варь был удо­бен в исполь­зо­ва­нии, все­гда нахо­дил место на пол­ке. Слов­ник из 60 000 слов, собран­ный авто­ра­ми, исполь­зо­вал­ся для созда­ния наци­о­наль­ных сло­ва­рей наро­дов СССР, лёг в осно­ву сло­ва­рей евро­пей­ских язы­ков, изда­вав­ших­ся в СССР — лек­си­ка была обще­упо­тре­би­тель­ная и акту­аль­ная. При­жиз­нен­ный сум­мар­ный тираж «Сло­ва­ря» Оже­го­ва пре­вы­сил отмет­ку в 1,5 мил­ли­о­на экзем­пля­ров при вось­ми изданиях.

Сер­гей Ива­но­вич Оже­гов за рабо­той, 1960‑е гг.

Совре­мен­ни­ки вспо­ми­на­ли Сер­гея Ива­но­ви­ча Оже­го­ва как чело­ве­ка очень чут­ко­го, незло­би­во­го, но в меру стро­го­го. Он все­гда был спо­ко­ен, учтив. Олег Вик­то­ро­вич Ники­тин, изу­чав­ший био­гра­фию Оже­го­ва, запи­сал следующее:

« Его облик — и внеш­ний, и внут­рен­ний — был уди­ви­тель­но гар­мо­ни­чен, гра­ци­о­зен, а свя­щен­ни­че­ское лицо, акку­рат­ная, с года­ми седая бород­ка и мане­ры ста­ро­го ари­сто­кра­та вызы­ва­ли курьёз­ные слу­чаи. Одна­жды, когда С. И. Оже­гов, Н. С. Поспе­лов и Н. Ю. Шве­до­ва при­е­ха­ли в Ленин­град, то, вый­дя с пер­ро­на Мос­ков­ско­го вок­за­ла, напра­ви­лись к сто­ян­ке так­си и, бла­го­по­луч­но при­сев в салоне, с невоз­му­ти­мой эле­гант­но­стью попро­си­ли води­те­ля отвез­ти их в Ака­де­мию [наук], но, веро­ят­но, сму­щён­ный их видом и мане­ра­ми муж­чин, тот при­вёз их в … духов­ную академию».

« Русская речь» и дальнейшая судьба самого народного словаря

По ини­ци­а­ти­ве Оже­го­ва в 1958 году в Инсти­ту­те рус­ско­го язы­ка была созда­на Спра­воч­ная служ­ба рус­ско­го язы­ка. Она отве­ча­ла на запро­сы орга­ни­за­ций и част­ных лиц по вопро­сам рус­ской речи. Поми­мо член­ства в Комис­сии Мос­со­ве­та по наиме­но­ва­нию учре­жде­ний и улиц Моск­вы и мно­же­стве дру­гих нор­ма­тив­ных инстан­ций, Сер­гей Фёдо­ро­вич тру­дил­ся над запус­ком пери­о­ди­че­ско­го изда­ния по вопро­сам язы­ко­зна­ния. Пер­вый номер науч­но-попу­ляр­но­го жур­на­ла Ака­де­мии наук «Рус­ская речь», кото­рый выхо­дит до сих пор, уви­дел свет уже после смер­ти Оже­го­ва, в 1967 году.

Сер­гей Фёдо­ро­вич скон­чал­ся в Москве 15 декаб­ря 1964 года. Урна с его пра­хом хра­нит­ся в некро­по­ле Ново­де­ви­чье­го мона­сты­ря, кото­рый он еже­год­но посе­щал на Пасху.

Изда­ние «Сло­ва­ря» 1997 года

После смер­ти Оже­го­ва рабо­ту над попол­не­ни­ем и редак­ти­ро­ва­ни­ем одно­го из самых извест­ных и попу­ляр­ных рус­ских сло­ва­рей взя­ла на себя его кол­ле­га, Н. Ю. Шведова.

В 1992 году труд стал име­но­вать­ся «Тол­ко­вым сло­ва­рём рус­ско­го язы­ка», и впер­вые Шве­до­ва была ука­за­на в нём в каче­стве соав­то­ра. Из-за серьёз­ных судеб­ных тяжб, кото­рые появи­лись из-за боль­шо­го коли­че­ства ново­вве­де­ний в «Сло­ва­ре», несколь­ко пере­из­да­ний кни­ги выхо­ди­ли без фами­лии Оже­го­ва — потом­ки запре­ти­ли исполь­зо­вать фами­лию. После смер­ти Шве­до­вой, Сер­гей Ива­но­вич Оже­гов сно­ва стал чис­лить­ся в авто­рах, но боль­шин­ство нара­бо­ток Ната­льи Юльев­ны убрали.

Изда­ние «Сло­ва­ря» 2018 года

https://fb.ru/news/languages/2020/9/20/246860

Труды и дни Сергея Ожегова: как создать самый популярный отечественный словарь

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *