Исследовательница, проанализировав большое количество случаев совпадающих по времени трагических событий у родственников в разных поколениях, пришла к выводу, что на уровне бессознательного формируется своеобразная программа идентификации с «судьбами предков», в основе которой лежат энергоинформационные связи между несколькими поколениями.

Подобные связи возникают и закрепляются в бессознательном под влиянием сильного стресса, который человек испытывает во время трагических событий. В результате мощных разрушительных эмоций образуется своеобразный «отпечаток», который передается в бессознательное ребенка от матери еще в антенатальный период его развития. Этот отпечаток содержит в себе смысловые элементы физической или психической травмы, полученной кем-то из предков.

  • Примеры подобных травм: социальные гонения, остракизм, вопиющая несправедливость, пребывание в тюрьме, в плену, в психиатрической больнице, в доме престарелых и т. д.

Как определить, что родственник или знакомый страдает от синдрома годовщины?

Отпечатки трагических событий, хранящиеся на уровне индивидуального бессознательного, создают особые кризисные ситуации в тот же период жизни, что и трагедии, произошедшие с предками.
Фото: Depositphotos

  • Например, в трёх поколениях по мужской линии наблюдался тяжелый алкоголизм, приводящий к ранней смерти — в возрасте от 33 до 37 лет. И молодой мужчина, являющийся представителем уже 4-го поколения, с ужасом ожидает, что и с ним случится подобное.

Ещё более распространенная семейная ситуация (и таких случаев немало, они словно списаны под копирку из чужой жизни):

  • ранний брак в связи с нежелательной беременностью или «чтоб уйти из ненавистного „материного дома“, где жестокий отец рукоприкладствует в течение многих лет»;
  • далее муж так же начинает проявлять свой «тяжелый характер», происходят постоянные скандалы, побои, полуголодное бесправное существование.

Когда спрашиваешь женщину, устраивает ли её такое положение дел?.. Всё-таки ХХІ век на дворе. Существуют такие организации, как суд, полиция, прокуратура. В ответ, как правило, следующее: «Так жили мама и бабушка, и я знаю, что и мне так суждено». «А если дочь родится — и ей тоже?» В ответ — унылый кивок головой. То есть имеет место и самосбывающееся пророчество.

  • Жертвами синдрома годовщины часто становятся дети, которые рождаются в годовщину смерти какого-то близкого родственника.

Ирик Мусин, «Годовщина», 2013 г.Ирик Мусин, «Годовщина», 2013 г.
Фото: artchive.ru

А если их зачем-то называют именем умершего страдальца, то это ещё больше укрепляет патологические родовые связи. Такие «замещающие» дети в значительной степени подвержены разным психическим заболеваниям, у них бывают проблемы со сверстниками, и часто неблагополучно складывается личная жизнь.

  • Также имеют место «белые пятна» в семейной истории: короткие или длительные, до нескольких десятилетий, временные отрезки, о которых никто не знает или не принято говорить.

Это репрессированные, казнённые в чудовищные сталинские времена родственники, а также считающиеся предателями или без вести пропавшими. Об этом говорится шепотом, с опаской, что «кто-то узнает», с чувством стыда и «опозоренности». Подобные тайны нередко уходят вместе со старшим поколением, но продолжают влиять на судьбы и жизненные сценарии детей и внуков.

Ещё данный феномен наблюдается в поведенческих стереотипах:

  • Дети тех, кто пережил блокаду, с особым трепетом относятся к еде, никогда не выбрасывают излишки.
  • Потомки «раскулаченных» трепетно хранят всякое старьё, имеют множество «тайников» и ещё страх того, что «снова придётся переезжать».

Всё это может быть не видно снаружи, но в ситуации полной доверительности перед специалистом открываются бездны человеческих трагедий, неизжитая боль и хронический страх перед властью, перед «сильными мира сего». Как проявляется синдром годовщины у жителей постсоветского пространства?Фото: Depositphotos

  • Ещё во многих семьях есть «изгои», о которых ничего не известно или которых сознательно вычеркнули из семейной истории: люди, ведущие маргинальный образ жизни, нарушившие моральные законы общества, то есть те, «за кого стыдно», страдающие венерическими болезнями, наркозависимые.

Анн Шутценбергер утверждает, что если такого человека «изгоняют», то рано или поздно в семье обязательно родится ребенок со схожими чертами характера. Все невысказанное и тайное бессознательно проявляется через жизнь потомков.

Дети из таких семей чувствуют оторванность, изолированность семьи от общества. Они стесняются родителей и их рассказов, не приглашают домой одноклассников, боятся, чтобы кто-то посторонний не заглянул в семейный альбом.

Эти симптомы лишают жизненной энергии, значительно замедляют развитие личности. Психика индивидуума не может в одиночку справиться с чувствами, накопленными за множество поколений. Собственным желаниям и мечтам нет места — их замещают стремления, предписания и установки ушедших представителей рода. В итоге, они живут не своей жизнью.

Как избавиться от синдрома предков?

Узнать максимально достоверную историю рода, очищенную от всяких домыслов и легенд. Углубиться в архивы. Поговорить с теми стариками, кто ещё сохранил искру разума, записать их свидетельства. Как проявляется синдром годовщины у жителей постсоветского пространства?Фото: Depositphotos

Быть готовым к тому, что всплывут совершенно неожиданные факты, неприятные и пугающие, но проливающие свет на истинное положение дел.

Совместно с психотерапевтом, работающим в психогенеалогическом ключе, составить геносоциограмму вашей семьи.

При его участии переработать груз семейных тайн и тяжелых чувств, связанных с ними. Наладить тёплые эмоциональные связи между поколениями, улучшить отношения с живущими ныне родными людьми.

Отсоединяясь от негативной семейной программы, вы начинаете исполнять свое личное предназначение, а также очищаете путь будущим поколениям, которые не должны подвергаться риску «получить в наследство» синдром предков.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *